Правовое значение постановлений пленума верховного суда рф

Полезная информация по теме: "Правовое значение постановлений пленума верховного суда рф". Здесь собрана и обработана имеющаяся информация по теме. Мы постарались приподнести ее в удобном и понятном виде. Если у вас возникнут вопросы, просьба задавать их нашему дежурному консультанту.

О юридической природе и видах предписаний, содержащихся в постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации (Гонцов Н.И., Реутов В.П.)

Дата размещения статьи: 22.04.2015

Теоретические аспекты исследуемой проблемы

Анализ актов Пленума Верховного Суда РФ

Выводы

Подведем некоторый итог. Акты, принимаемые Пленумом Верховного Суда РФ, содержат предписания, адресованные практически всем субъектам права. Но по своей природе и роли в правовой системе они отличаются друг от друга. Ряд положений напоминает преамбулы нормативных актов. Большая часть предписаний — итог официального нормативного толкования. Лишь некоторые содержат по существу новые правила (нормы), на создание которых судебные органы не уполномочены. Грань между первыми и вторыми достаточно размыта, установить ее не всегда просто. Но она существует. И ее следует соблюдать. А в необходимых случаях Верховному Суду надлежит использовать принадлежащее ему право официальной законодательной инициативы.

Библиографический список

К вопросу об обратной силе постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации при производстве по уголовным делам (Решняк М.Г.)

Дата размещения статьи: 28.02.2017

[3]

Вторая точка зрения, рассматривающая постановления Пленума Верховного Суда РФ в качестве не обязательных, а лишь официально рекомендательных разъяснений, исходит из того, что в действующем законодательстве отсутствует указание на их обязательность, хотя и содержится официальное закрепление за Пленумом полномочия давать судам разъяснения по вопросам судебной практики. Такая позиция законодателя характеризуется как правильная, поскольку «. в условиях формирования правового государства недопустимо корректировать и интерпретировать закон каким-либо иным органом власти — исполнительной или судебной, кроме органа законодательной власти» .
———————————
Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. М.: ЮрИнфоР, 2013. С. 277.

Как видим, разъяснение, содержащееся в Постановлении Пленума от 1 февраля 2011 г., по сути приравнивает формальный состав преступления, содержащийся в ст. 150 УК РФ, к материальным составам, и говорит о последствиях, несмотря на то что уголовный закон их не предусматривает. Конечно, второе Постановление направляет судебную практику в сторону улучшения положения лица, совершившего данное преступление, однако оно не соответствует букве закона, поскольку это преступление состоит именно в действиях по вовлечению подростка в совершение преступления, а не в сочетании их с последующим преступным поведением вовлеченного несовершеннолетнего. В этой связи мы разделяем точку зрения тех ученых, которые считают более правильным признавать вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления оконченным, не только когда подросток фактически совершает приготовительные действия к соответствующему преступлению или начинает выполнять его объективную сторону, но и с момента получения от него согласия на совершение уголовно наказуемого деяния .
———————————
См.: Борисов С.В. Преступления экстремистской направленности: проблемы законодательства и правоприменения: Дис. . д-ра юрид. наук. М., 2012. С. 243 — 244.

Отметим, что противоречивые разъяснения встречаются и в других постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, поэтому при их восприятии судьями и сотрудниками иных правоприменительных органов следует соотносить такие разъяснения с текстом уголовного закона и устоявшимися положениями теории уголовного права.
Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ, разъясняющем вопросы квалификации преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, в частности, указывается, что «в тех случаях, когда передача наркотического средства, психотропного вещества или их аналогов осуществляется в ходе проверочной закупки, проводимой представителями правоохранительных органов в соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности», содеянное следует квалифицировать по ч. 3 ст. 30 и соответствующей части ст. 228.1 УК РФ, поскольку в этих случаях происходит изъятие наркотического средства или психотропного вещества из незаконного оборота» .
———————————
Абзац 5 п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. N 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» // Рос. газ. 2006. 28 июня.

По нашему мнению, такие и подобные разъяснения Пленума Верховного Суда РФ идут вразрез с принципом справедливости, создают предпосылки для нарушения прав и законных интересов потерпевших либо обвиняемых, а равно иных участников уголовного судопроизводства. Кроме того, данные разъяснения содержатся в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, принятых и опубликованных по истечении относительно продолжительного периода действия тех или иных уголовно-правовых норм, то есть при уже сложившейся судебной практике по применению последних, а это, с одной стороны, порождает у обвиняемых и потерпевших чувство несправедливо строгого или мягкого наказания, а также иллюзию возможности изменения вынесенного ранее приговора суда. Учитывая роль постановлений Пленума Верховного Суда РФ в создании предпосылок для упорядочивания правоприменительной практики , считаем недопустимым использование в таких разъяснениях положений, изначально носящих спорный, дискуссионный характер.
———————————
См.: Рарог А.И. Правовое значение разъяснений Пленума Верховного Суда РФ // Государство и право. 2001. N 2. С. 52.

Завершая рассмотрение поставленного проблемного вопроса, подчеркнем, что постановления Пленума Верховного Суда РФ, несмотря на их значимость для правоприменительной практики, не являются частью уголовного закона и не могут подменять его, поэтому при толковании и последующем применении последнего целесообразно основывать свои выводы именно на букве положений УК РФ, обращаясь к постановлениям Пленума как к официально-рекомендательным, но не обязательным и не единственным разъяснениям, направленным на обеспечение единообразной судебной практики по уголовным делам. Несмотря на содержание разъяснения и возможное в дальнейшем изменение позиции Пленума Верховного Суда РФ относительно разрешения определенного практического вопроса, соответствующие постановления не обретают обратную силу и не придают таковую разъясняемым положениям уголовного закона.

Литература

1. Борисов С.В. Преступления экстремистской направленности: проблемы законодательства и правоприменения: Дис. . д-ра юрид. наук. М., 2012. С. 243 — 244.
2. Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. М.: ЗАО «ЮрИнфоР», 2013. С. 277.
3. Ображиев К.В. Система формальных (юридических) источников российского уголовного права: Монография. М.: Юрлитинформ, 2015. С. 280 — 281.
4. Рарог А.И. Правовое значение разъяснений Пленума Верховного Суда РФ // Государство и право. 2001. N 2. С. 52.
5. Решняк М.Г. Бланкетные уголовно-правовые нормы: проблемы действия во времени и в пространстве // Пробелы в российском законодательстве. 2013. N 1. С. 143 — 146.
6. Решняк М.Г. О некоторых проблемных аспектах действия уголовно-правовых норм с отсылочными диспозициями // Процессуальные, криминалистические, уголовно-правовые и криминологические проблемы ответственности за тяжкие и особо тяжкие преступления в России и в Германии: Матер. Международ. науч.-практ. форума в рамках Года Германии в России 2012/13. Казань: Изд-во Института экономики, управления и права «Познание», 2013. С. 341 — 344.

Читайте так же:  Основанием для проведения оперативного эксперимента является постановление

Правовое значение постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации в механизме семейно-правового регулирования (Ординарцева Л.И.)

Дата размещения статьи: 21.06.2015

Аксиоматичным по своей сути является положение, согласно которому в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ (далее — Пленум) содержатся разъяснения для судов по вопросам, возникающим в практике рассмотрения отдельных категорий дел. За период действия Семейного кодекса Российской Федерации (далее — СК РФ) Пленум пять раз обращался к вопросам применения действующего законодательства при рассмотрении отдельных видов споров, возникающих из семейных правоотношений:
———————————
Семейный кодекс Российской Федерации. 29.12.1995 N 223-ФЗ (ред. от 25.11.2013) // Российская газета. N 17. 27.01.1996.

— Постановление от 25 октября 1996 г. N 9 «О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов» (в ред. Постановления от 06.02.2007 N 6) (далее — Постановление N 9);
———————————
СПС «КонсультантПлюс».

— Постановление от 4 июля 1997 г. N 9 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об установлении усыновления» (не действует);
———————————
СПС «КонсультантПлюс».

— Постановление от 27 мая 1998 г. N 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» (в ред. Постановления от 06.02.2007 N 6) (далее — Постановление N 10);
———————————
СПС «КонсультантПлюс».

— Постановление от 5 ноября 1998 г. N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» (в ред. Постановления от 06.02.2007 N 6) (далее — Постановление N 15);
———————————
СПС «КонсультантПлюс».

— Постановление от 20 апреля 2006 г. N 8 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей» (в ред. Постановления от 06.02.2007 N 6) (далее — Постановление N 8).
———————————
СПС «КонсультантПлюс».

Специфика рассмотрения судами дел, возникающих из семейных правоотношений, заключается в том числе и в том, что судами применяются положения законодательства различной отраслевой принадлежности — гражданского процессуального, семейного, законодательства об актах гражданского состояния, иногда даже уголовного (например при рассмотрении дел о лишении родительских прав), в связи с чем разъяснения правовых предписаний для судов имеют существенное значение.
В рамках настоящей статьи предлагается проанализировать отдельные разъяснения Пленума, которые, по нашему мнению, устанавливают новые правила, ранее неизвестные отечественному законодателю. Заметим, что такая постановка вопроса не является принципиально новой для науки семейного права. Еще в 1978 г. В.П. Шахматов, исследуя источники семейного права, обращал на это внимание .
———————————
См.: Шахматов В.П. Понятие семейного права. Источники семейного права: Методические указания. Красноярск: Красноярский государственный университет, 1978. С. 19 — 20.

1. Шахматов В.П. Понятие семейного права. Источники семейного права: Методические указания. Красноярск: Красноярский государственный университет, 1978. 37 с.

Юридическая природа и значение постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации

Саламов Висхан Нашахоевич
студент 4-го курса
направления юриспруденция
юридического факультета
ФГБОУ ВО Чеченский государственный университет
E-mail: [email protected]

В современном российском законодательстве разъяснения Пленума Верховного Суда, в отличие от советского периода, рассматриваются не как обязательные, а как рекомендательные.

Постановления Пленума Верховного Суда выступают в качестве разновидности судебного толкования: объясняют отдельные терминологические конструкции, дают рекомендации по конкретным правоприменительным вопросам, возникающим в правоприменительной практике российских судов. Таким образом, вопрос о юридической силе постановлений Пленума Верховного Суда является дискуссионным. Дискуссионность данного вопроса обусловлена тем, что, с одной стороны, принцип разделения властей исключает наличие правотворческих полномочий у судебной ветви власти. С другой стороны, стремительное развитие общественных отношений может привести к возникновению правового вакуума, особенно в условиях длительного законотворческого процесса. Поэтому, во избежание ошибок, ВС, как высший судебный орган [1] анализирует и обобщает судебную практику.

В статье 126 Конституции РФ прописаны властные полномочия Верховного Суда, в числе которых предусмотрено право дачи разъяснений по вопросам судебной практики. Таким образом, указанные разъяснения выступают в качестве разновидности полномочий Верховного Суда по судебному надзору за деятельностью судов, поскольку подобного рода разъяснения — результат обобщения надзорной деятельности Верховного Суда. Анализируя вышесказанное, можно отметить, что полномочия Верховного Суда в даче разъяснений по вопросам судебной практики обладают властными законодательными признаками.

Разъяснения Верховного Суда обеспечивают относительное единообразие в правоприменительной практике российских судов, выступая в качестве средства устранения имеющегося правового пробела в отдельных сферах правового регулирования.

По мнению бывшего секретарь Пленума ВС В.В. Демидов, постановления Пленума Верховного Суда обязательны для судов, поскольку такие разъяснения способствуют правильному толкованию и единообразном применению закона на всей территории РФ, а также помогают избежать ошибок в отправлении правосудия[2]. Полномочия Верховного Суда по разъяснению вопросов судебной практики являются правовыми, иначе возникает вопрос о целесообразности их закрепления. Конституционный Суд РФ рассматривает постановления Пленума Верховного Суда как акт толкования закона, который не может выступать самостоятельным предметом проверки Конституционного Суда[3]. Таким образом, Конституционный Суд не признает постановления Пленума Верховного Суда источником права, допускает их необязательность.

Наличие подобных мнений о правовом значении постановлений Пленума Верховного Суда свидетельствует о неоднозначной оценке постановлений как самостоятельного источника права. Содержащиеся предписания компенсируют пробелы в законодательстве, устраняют в нем существующие противоречия, осуществляют его нормативную конкретизацию, что дает основания считать постановления Пленума Верховного Суда важнейшим элементом системы юридического источника права. Подобный статус требует признания на законодательном уровне ретроспективное (предварительно предусмотрев способ действий) действие отдельных постановлений Пленума Верховного Суда, а также четко определенные рамки нормотворческой судебной конкретизации закона, что позволит обжаловать постановления Пленума Верховного Суда в Конституционном Суде РФ.

Читайте так же:  Самые востребованные и высокооплачиваемые профессии в россии

Список литературы

  1. Конституция Российской Федерации. — М.: Приор, 2001. — ст. 126.
  2. Крылова, И.В. Ленинградский юридический журнал / И.В. Крылова, А.В .Семенов // Судебная практика в гражданском и арбитражном процессе. — 2008. — № 3. — С. 5- 12.
  3. Демидов, В.В . «Адвокатские вести» / В.В. Демидов // Обязательны ли для судей разъяснения постановлений Пленума Верховного Суда РФ?- 2004. — № 6. — С.

Постановления Пленума Верховного Суда РФ и и значение.

Для законотворческой и правоприменительной деятельности важное значение имеют постановления Пленума ВС по вопросам, возникающим в судебной практике.

Наделение ВС РФ конституционным правом давать разъяснения по вопросам судебной практики (ст. 126 Конституции РФ), установление особого порядка их подготовки и принятия дает основание для вывода об обязательности их учета при разрешении конкретных дел с целью обеспечения единообразия в толковании и применении судами норм материального и процессуального права. Иными словами, постановления Пленума Верховного Суда РФ являются актами официального, обязательного для конкретных правоприменителей разъяснения (толкования) правовых норм

Разъяснения Пленума Верховного Суда РФ содержат именно те толкования, которые отсутствуют в законодательстве. Разъяснения устраняют пробелы и двузначность в праве. Постановление Пленума ВС РФ представляет собой результат более глубокого теоретического обобщения и переработки всего массива судебной практики в отдельно взятом направлении. Постановления Пленума ВС РФ, как уже указывалось ранее, менее всего связаны с деятельностью по непосредственному осуществлению правосудия. Поэтому как таковые судебные решения здесь отсутствуют, что, по мнению И.В. Шульги, не позволяет утверждать о прецедентом характере содержащихся в постановлении положений.

Как справедливо указывает профессор А.И. Рарог, «разъяснения по вопросам судебной практики носят общий характер и не могут иметь силы судебного прецедента Поэтому вполне естественно, что степень абстрактности содержащихся в нем положений существенно выше. Более обоснованной представляется точка зрения о том, что Постановления Пленума ВС при наличии в нем новых регулирующих элементов представляет собой нормативный правовой акт .Наличие установленной процедуры принятия, опубликование в официальных изданиях, обязательность и абстрактный характер положений свидетельствуют в пользу именно такого вывода. При отсутствии в нем новых элементов постановление Пленума представляет собой акт официального толкования, и его правовая природа в этом случае не вызывает особых сомнений.

Разъясения Пленума ВС РФ источником права не являются. В них формулируются не новые правила, восполняющие пробелы законодательства, а рекомендации по возникающим при рассмотрении уголовных дел вопросам применения действующего законодательства. Именно в этой роли разъяснения высшего судебного органа страны имеют важное значение для правильного и единообразного исполнения закона в уголовном судопроизводстве. Аналогичное значение имеют также адресованные органам дознания и предвар.следствия ведомственные акты: приказы и указания Генерального прокурора и министра внутренних дел, рук-лей других правоохр-х ведомств.

Несомненно, что достаточно часто Верховный Суд РФ не ограничивается разъяснением (толкованием) норм материального и процессуального права, в том числе в части применения аналогии закона и права, но и восполняет пробелы и разрешает противоречия в законодательстве (акты Верховного Суда РФ в этой части в литературе называют «правоположениями»), что ненормально. Восполнять пробелы и устранять противоречия в законодательстве должны те, кто творит право. Суд, применяя его, ориентируется на положения ст. 6 ГК РФ: если нет нормы, регулирующей спорное отношение, и невозможно использовать аналогию закона, права и обязанности сторон определяются, исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогии права) и требований добросовестности, разумности и справедливости.
Ни Верховный Суд РФ, ни тем более суды других звеньев судебной системы не являются органами, в компетенцию которых входит правотворчество. Разъяснения Верховного Суда РФ о применении норм материального и процессуального права при рассмотрении гражданских дел тем не менее обязательны для нижестоящих судов.

8. Решения Европейского суда по правам человека и их значение для уголовного судопр-ва России.

На территории Российской Федерации «Конвенция о защите прав человека и основных свобод» вступила в силу 5 мая 1998 года. С этого дня, благодоря п.5 ст. 15 Конститции РФ, гласящей, что «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются частью её правовой системы», Европейская конвенция стала частью российской правовой системы.

Конвенция не только провозгласила основополагающие права и свободы человека, но и создала особый механизм их защиты, заключающийся, прежде всего, в функционировании Европейского суда по правам человека. Юрисдикция этого суда с некоторыми оговорками, в частности, в отношении военнослужащих и некоторых статей уголовно-процессуального кодекса, распространяется и на Российскую Федерацию.

После ратификации в 1998 году Конвенции и протоколов к ней все российские граждане получили право на обращение в Европейский суд по правам человека с жалобой на неправомерные действия государственных органов РФ, нарушающие их гражданские права. Это право закреплено в ч. 3 ст. 46 Конституции РФ, в которой говорится, что «каждый вправе, в соответствии с международными договорами РФ, обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты.

Решения Европейского суда имеют абсолютную юридическую силу на территории РФ и обязательны для исполнения всеми органами государственной власти.

Кроме того, основываясь на практике вынесения решений Европейским судом, в целях обеспечения правильного и единообразного применения судами международного права при осуществлении правосудия Пленум Верховного Суда РФ издал Постановление от 10 октября 2003 г. №5.

Согласно п. 2 ч. 4 ст. 413 УПК РФ установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела является основанием для возобновления производства по делу ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств, а состоявшиеся по делу судебные решения подлежат отмене на основании ч. 5 ст. 415 УПК РФ с передачей дела на новое судебное разбирательство (Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 29.08.2007 г. №290-П07)

Видео (кликните для воспроизведения).
Читайте так же:  Фальсификация протокола судебного заседания по уголовному делу

Верховный Суд РФ указал на то, что для судов России является обязательным толкование положений Конвенции, подлежащих применению в конкретном деле — это выразилось в Постановлении Пленума «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права, международных договоров Российской Федерации». В соответствии с Венской конвенцией о праве международных договоров от 23 мая 1969 года Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после вступления их в силу в отношении Российской Федерации. Поэтому применение судами вышеназванной Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Поскольку ответчиком по м/народным обязательствам является государство, то в случае признания Европейким судом жалобы обоснованной, государство должно возместить гражданину присужденный Судом ущерб, причиненный нарушением его прав и свобод. Кроме того, на государство возлагается обязанность не допускать подобных нарушений вредь, что часто приводит к изменению правоприменительной практики.

Роль постановлений Пленума Верховного Суда РФ в применении уголовного закона

Верховный Суд РФ, являясь высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики. Такие разъяснения находят свое выражение в постановлениях Пленума.

Постановление Пленума Верховного Суда — один из видов судебных решений, которое является комплексным, основывается на совокупности казуальных судебных решений. В постановлениях Пленума, как правило, обобщаются толкования, высказанные в судебных решениях по конкретным делам.

Данные разъяснения представляют собой обнародованные официальные позиции высших судебных инстанций по вопросам судебной практики и направлены на единообразное и правильное применение судами. федерального законодательства.

Многие положения, которые были выработаны в казуальных решениях Верховного Суда, впоследствии находили отражение в постановлениях Пленума и наоборот. Этот процесс идет непрерывно. Например, в связи с принятием УК РФ 1996 г. на практике возникли трудности, связанные с назначением уголовного наказания. Пленум Верховного Суда РФ, обобщив и проанализировав судебную практику по конкретным делам, принял Постановление от 11 июня 1999 г. N 40 «О практике назначения судами уголовного наказания»

Задача заключается в том, чтобы не допускать принятия положений, которые бы изменяли закон или противоречили ему.

В целях единообразного применения уголовного закона постановления Пленума подлежат официальному опубликованию.

В ст. 126 Конституции РФ наряду с другими полномочиями Верховного Суда РФ закрепляется его полномочие давать разъяснения по вопросам судебной практики.

Наделение Верховного Суда правом осуществлять надзор за деятельностью нижестоящих судов служит серьезной гарантией того, что последние не будут игнорировать устоявшиеся образцы правильного толкования закона.

Постановления Пленума Верховного Суда РФ позволяют настолько конкретизировать нормы УК РФ, что их содержание становится максимально приближенным к практике.

Так, на практике и в теории возникает вопрос о том, может ли глумление над трупом, расчленение трупа рассматриваться в качестве обстоятельства, свидетельствующего о совершении убийства с особой жестокостью. На этот вопрос отвечает Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)», в п. 8 которого говорится, что глумление над трупом само по себе не может расцениваться в качестве обстоятельства, свидетельствующего о совершении убийства с особой жестокостью. Содеянное в таких случаях, если не имеется других данных о проявлении виновным особой жестокости перед лишением потерпевшего жизни или в процессе совершения убийства, следует квалифицировать по ст. 105 и ст. 244 УК РФ, предусматривающей ответственность за надругательство над телами умерших. Уничтожение или расчленение трупа с целью сокрытия преступления не может быть основанием для квалификации убийства как совершенного с особой жестокостью.

В постановлениях Пленума также разъясняются понятия, лишь обозначенные в законе.

В частности, ст. 228 УК РФ предусматривает ответственность за незаконные приобретение, хранение, перевозку, изготовление, переработку наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, не раскрывая этих понятий. Верховный Суд РФ в своем Постановлении от 15 июня 2006 г. N 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» указал, что следует понимать под изготовлением, приобретением, хранением и т.д.

Применительно к экологическим преступлениям УК РФ не раскрывает понятия «причинение вреда здоровью», «иные тяжкие последствия», «незаконная порубка», «незаконная охота» и т.д. Это делает Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 5 ноября 1998 г. N 14 «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения». В частности, Пленум указал, что причинение вреда здоровью человека (ст. ст. 246, 247, 248, 250, 251, 252, 254 УК РФ) выражается в расстройстве здоровья, временной или постоянной утрате трудоспособности, причинении тяжкого, средней тяжести или легкого вреда одному или нескольким лицам .

Нередко постановления Пленума выполняют также функцию восполнения пробелов в праве.

Как известно, пробельность современного российского законодательства влечет за собой разнобой в применении правовых норм судами. Например, закон упоминает о таком понятии, как «лицо, ранее отбывавшее лишение свободы», не раскрывая его. В связи с этим на практике у правоприменительных органов возникают трудности. Помощь в уяснении данного понятия с целью единообразного применения закона оказал Пленум Верховного Суда РФ, который в своем Постановлении от 12 ноября 2001 г. N 14 «О практике назначения судами видов исправительных учреждений» дал толкование понятия «лица, ранее отбывавшего лишение свободы». Пленум разъяснил, что ранее отбывавшим лишение свободы следует считать лицо, которое за совершенное им в прошлом преступление было осуждено к наказанию в виде лишения свободы и отбывало его в исправительной колонии, тюрьме, лечебном исправительном учреждении, лечебно-профилактическом учреждении (статья 74 УИК РФ) либо в следственном изоляторе для производства следственных действий, участия в судебном разбирательстве или в связи с оставлением для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию (статьи 77, 77.1 и 77.2 УИК РФ), если судимость за это преступление не была снята или погашена на момент совершения нового преступления.

Читайте так же:  Родитель лишенный родительских прав обязан платить алименты

Полагаем, что постановления Пленума Верховного Суда РФ являются дополнительным источником уголовного права, особенность которого состоит в том, что он не может устанавливать, изменять или отменять уголовно-правовые запреты. Предназначение постановлений сводится к даче разъяснений по применению уголовного закона в точном соответствии с его буквой и духом.

Дата добавления: 2015-11-23 ; просмотров: 3889 | Нарушение авторских прав

[1]

Правовая природа Постановлений Пленума Верховного Суда РФ.

Значение постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации (далее — ППВС) и опубликованной им судебной практики сложно переоценить. Разъяснения, которые в них содержатся, а также анализ типичных ошибок, допускаемых судами, позволяет правоприменителям наиболее верно толковать и применять закон в конкретных правовых ситуациях. Законодатель объективно не может в нормах законодательства охватить все многообразие и многогранность складывающихся в обществе конкретных жизненных ситуаций, поэтому ППВС, которые разъясняют отдельные терминологические и синтаксические конструкции, использованные законодателем, а также дающие рекомендации по конкретным правоприменительным вопросам, безусловно, крайне необходимы.

На протяжении многих десятилетий дискуссионным является вопрос о юридической силе ППВС, а также о возможности их использования как источника права. Указанный вопрос поднимается как теоретиками права в целом, так и специалистами в отдельных отраслях права.

Судья Конституционного Суда России Ю.Д. Рудкин высказывал мнение, что на практике право прецедента, включая и ППВС существует, вне зависимости от того закреплено оно в Конституции или нет [5]. Похожей позиции придерживается и первый заместитель Председателя Верховного Суда России в отставке В.И. Радченко, который заявил, что вопрос об обязательности ППВС в практике решен и никаких вопросов не вызывает, а спорят по указанному вопросу исключительно теоретики. Указанная позиция представляется в корне не верной. Отсутствие в Конституции России и действующем законодательстве легального определения юридической силы разъяснений Верховного Суда России не исключает возможности их игнорирования, что порождает вопросы как в научной среде, так и у практикующих юристов.

В практике судов также существует двоякое отношение к юридической силе ППВС. Так, судья Верховного Суда России С.В. Самуйлов в своем определении указал, что разъяснения по вопросам судебной практики, содержащиеся, в частности в обзорах законодательства и судебной практики, утверждаемых Пленумом Верховного Суда России формируют правоприменительную практику и являются обязательными для судов, применяющих в процессе рассмотрения дела нормы материального права [6]. Конституционный Суд России напротив рассматривает ППВС как акт толкования закона, и говорит о том, что само ППВС не может выступать самостоятельным предметом проверки Конституционным Судом России [7]. Таким образом, исключая возможность проверки конституционности, Конституционный Суд России не признает ППВС источником национального права, тем самым допуская их необязательность.

Косвенное признание юридической силы ППВС как источника права дал и Европейский Суд по правам человека. Так, в деле «Бакланов против России» [8] заявитель ссылался на то, что на момент рассмотрения дела в национальном законодательстве не имелось правовых оснований конфискации, а единственным нормативным актом, регулировавшим указанный вопрос, являлось постановление Пленума Верховного Суда СССР (далее — ППВС СССР). Отметив, что «остается неясным, какое правовое положение послужило основанием конфискации, за исключением ППВС СССР, которое, тем не менее, полагаем, содержит ссылку на недействующее законодательство», установил, что «рассматриваемый закон, а именно ППВС СССР не был сформулирован с такой четкостью, которая позволила бы заявителю предвидеть последствия своих действий». Таким образом, Европейский Суд по правам человека расценил ППВС СССР как «нормативный правовой акт» в значении Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года, а именно как акт органа государственной власти, содержащий нормы права. С точки зрения теории национального права, под такое определение подходит нормативный правовой акт, который в свою очередь выступает источником права.

Несмотря на неопределенность законодательного статуса ППВС, на наш взгляд, на практике они являются едва ли не более авторитетными, чем федеральные законы. Так, Председатель Свердловской областной коллегии адвокатов А.М. Митин отметил, что разъяснения высшего судебного органа безусловно обязательны, поскольку даже практика говорит об этом. По мнению юриста, большинство практикующих юристов считают ППВС обязательными. В свою очередь заместитель председателя Свердловской областной коллегии адвокатов И.Н. Федоров даже отмечает что, в целом судьи предпочитают ППВС законам.

Исходя из вышеизложенного, следует согласиться с позицией К.В. Ображиева, который отмечает, что ППВС имеют не только интерпретационное, но и нормативное правовое значение [10], поскольку содержащиеся в них предписания компенсируют пробелы в законодательстве, устраняют в нем существующие противоречия, осуществляют его нормативную конкретизацию, что дает основания считать ППВС важнейшим элементом системы юридических источников права. Подобный статус требует признания на законодательном уровне, что в свою очередь обеспечит ретроспективное действие отдельных ППВС, а также четко определить рамки нормотворческой судебной конкретизации закона, что в конечном итоге позволит субъектам конституционного процесса обжаловать ППВС в Конституционный Суд России.

Правоположения – выработанные единицы юридической практики, характеризуются как суждения общего характера, сформулированные в результате разрешения юридических дел.

Наиболее квалифицированной группой правоположений являются сформированные в результате доктринального судебного толкования и содержащиеся в постановлениях Пленума ВС И ВАС. Правоположения – руководящие разъяснения. Они оценивают правоконкретизирующие нормы (рассматриваются как нормы о нормах) носят обязательный характер. Это одна из вершин ЮП. Чаще с этими правоположениями связана правотворческая роль суда. Особо выделяют правоположения, формирующиеся конституционным судом, который по собственной инициативе правотворчеством заниматься не может, а только по обращению в него.

Есть две точки зрения:

1. Правоположения – Это только суждения. Этот подход подчёркивает неустойчивость правоположений, поскольку суждения могут быть истинными и ложными. Это определение охватывает основную массу правоположений. От просто суждений правоположения отличаются тем, что они носят общий характер – дополняя норму права, абстрагируются, отстраняются от конкретного дела т применяются при разрешении определённой категории дел. На прямую правоположения не являются источником права. Особенность : Они производны от норм права, формируются в процессе преодоления пробелов в праве, действуют, пока действует норма права.

Читайте так же:  Права и обязанности при задержании правоохранительными органами

2. Правоположения подчёркивает нормативность, практически определяет правоположения как норму права. Это норма о нормах. Правоположения — одна из форм нормы права. ЮП – это источник права, приравнивается к нему, формирует право. Суд является органом, который творит право – это радикальная позиция.

2 позиция не умаляет значения судов и всей ЮП в формировании норм права.

Правоположения делятся на четыре группы:

1. В зависимости от их устойчивости. Правоположения носят локальный характер (деловые обыкновения) Носят характер процедуры (порядок прохождения документов)

2. От вида правоотношения. Вторая группа содержится в обзораз судов по той или иной категории дел. Но это должны быть официальные издания. Носят рекомендательный характер. Очень влияет на практику.

3. Степени распространённости. Прецедент.Толкование. Это правоположение формируется высшими юрисдикционными органами при рассмотрении конкретных дел. Здесь юридическая природа сложнее: носят обязательный характер ( вновь на рассмотрение, содержатся в мотивировочной части).

4. В зависимости от субъектов, которые вырабатывают это правоположение. Наиболее квалифицированная группа. Формируется в результате доктринального судебного толкования. Содержится в постановлениях Пленума ВС РФ, ВАС РФ, и т.д. То есть это руководящие (правоконкретизирующие) правоположения. Носят обязательный характер.

Особо выделяются правоположения, формируемые Конституционным Судом РФ. Если говорить о КС, то в силу ст. 10 Конституции следует подчеркнуть равное положение КС среди других правотворческих органов. Поэтому постановления КС, которые касаются действующих норм права, могут вносить в них новые положения, исключать:

а. Положения норм противоречит Конституции;

б.давать распространительное, ограничительное и буквальное толкование, т.е. определять объем действующей нормы права.

Подчеркивая значение КС, следует отметить особенности: КС по собственной инициативе не может осуществлять свои полномочия.

Правовая природа постановлений: имеют официальное название, возможность неоднократного применения, распространяются на широкий круг общественных отношений, их несоблюдение влечет отмену судебных актов, являются правоположениями, имеют официальные источники опубликования.

Дата добавления: 2016-11-23 ; просмотров: 3481 | Нарушение авторских прав

[2]

Правовая природа Постановлений Пленума Верховного Суда РФ

В соответствии с ч. 5 ст. 19 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996г. N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации»11 Верховный Суд РФ дает разъяснения по вопросам судебной практики. Данная норма реализует положения ст. 126 Конституции РФ, которая гласит, что Верховный Суд РФ является высшим судебным органом по делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики. Последнее из названных полномочий Верховный Суд РФ реализует в различных формах, основными из которых являются принятие Пленумом Верховного Суда РФ постановлений и утверждение Президиумом Верховного Суда РФ обзоров судебной практики.

Вопрос о правовой природе этих судебных актов как часть общей проблемы нормотворчества высших судов поднимался неоднократно12.

Толкование уголовного закона Верховным Судом РФ представляет собой, как известно, одно из важнейших направлений его деятельности. Именно он в своих разъяснениях по вопросам судебной практики осуществляет легальное (официальное нормативное) толкование норм уголовного права и тем самым способствует преодолению неопределенности в их понимании.

В науке уголовного права уже на протяжении многих десятилетий идет дискуссия о юридической природе разъяснений Верховного Суда РФ. Одни исследователи считают, что данные разъяснения не обладают обязательной силой, а имеют только рекомендательное значение. Такого мнения придерживался в свое время А.А. Герцензон13. Данную точку зрения разделяют и многие современные исследователи. А.И. Рарог, например, пишет, что «ни из Конституции РФ, ни из федеральных конституционных законов, ни из других федеральных законов не следует, что разъяснения Пленума Верховного Суда РФ имеют нормативный характер и являются обязательными для судебных органов страны»14. В качестве одного из аргументов в пользу отстаиваемой им позиции он называет то, что нередко Верховный Суд РФ дает разъяснения, «не соответствующие букве закона»15, создавая в них новые нормы права. При этом им приводится целый ряд примеров не соответствующих закону разъяснений Верховного Суда16.

Природа любого юридического акта во многом определяется статусом издавшего его органа. В полной мере это применимо к постановлениям и обзорам Верховного Суда РФ. Обзоры, равно как и постановления Пленума Верховного Суда РФ, являются юридическими актами Верховного Суда РФ. Соответственно, их роль подчинена основной цели Верховного Суда РФ — осуществлению правосудия. Поэтому будет справедливо утверждать, что главная, хотя и не единственная, по мнению И.В. Шульги, с которым нельзя не согласиться, функция обзоров и постановлений — обеспечить единообразное и правильное применение судами законов и подзаконных нормативных актов.17 Цель разъяснений заключается не только в том, чтобы акцентировать внимание судов на необходимости правильного и единообразного толкования законов, но и в том, чтобы обязать их разрешать дела в точном соответствии с законом18.

Однако, если постановления принимаются Пленумом Верховного Суда РФ, то обзоры утверждаются Президиумом Верховного Суда РФ. Такое различие оказывает существенное влияние на определение правовой природы указанных актов.

Видео (кликните для воспроизведения).

Верховный Суд РФ действует в составе Пленума Верховного Суда РФ; Президиума Верховного Суда РФ; Кассационной коллегии, Судебной коллегии по гражданским делам; Судебной коллегии по уголовным делам; Военной коллегии.

Источники


  1. Михайловская, И. Б. Суды и судьи. Независимость и управляемость / И.Б. Михайловская. — М.: Проспект, 2014. — 124 c.

  2. Косаренко Н. Н. Валютное право. Курс лекций; Wolters Kluwer — Москва, 2010. — 144 c.

  3. Скворцова, М.В. Англо-русский словарь сокращений. Бизнес, банки, финансы, статистика, экономика, юриспруденция / М.В. Скворцова. — М.: Филоматис, 2014. — 527 c.
  4. Троицкий, Н. А. Корифеи российской адвокатуры: моногр. / Н.А. Троицкий. — М.: Центрполиграф, 2015. — 416 c.
  5. Попов, В. Л. Курс лекций по судебной медицине / В.Л. Попов, Р.В. Бабаханян, Г.И. Заславский. — М.: ДЕАН, 2016. — 400 c.
Правовое значение постановлений пленума верховного суда рф
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here