Оставление заложенного имущества залогодержателем за собой

Полезная информация по теме: "Оставление заложенного имущества залогодержателем за собой". Здесь собрана и обработана имеющаяся информация по теме. Мы постарались приподнести ее в удобном и понятном виде. Если у вас возникнут вопросы, просьба задавать их нашему дежурному консультанту.

ВС разобрался с правом залогового кредитора на имущество

В 2012 года Арбитражный суд Московской области признал компанию «Хоббит» банкротом, в отношении него было открыто конкурсное производство по упрощенной процедуре ликвидируемого должника (дело № А41-35945/2012). В третью очередь реестра кредиторов были включены требования банка «Славия» на 95 млн руб. как обеспеченные залогом имущества должника – части нежилого здания в Люберцах. В 2015 году суд произвел замену залогового кредитора – на общество «Водолей».

Проведенные в 2013 году первичные и повторные торги по реализации залогового имущества признаны несостоявшимися в связи с тем, что на участие в них не было допущено ни одного участника. В 2016 же году конкурсный управляющий объявил о публичных торгах по продаже спорного имущества, и оно ушло «с молотка» за 32,5 млн руб.

«Водолей» обратился в суд с тем, чтобы добиться признания торгов недействительными. Первая инстанция удовлетворила требования заявителя – суд указал, что действовавшее в спорный период законодательство не препятствовало залоговому кредитору, сохранявшему приоритет перед иными кредиторами, оставить предмет залога за собой в ходе продажи этого имущества посредством публичного предложения. При таком подходе интересы должника и иных конкурсных кредиторов не нарушаются, сроки реализации имущества должника как и иные процедуры банкротства не затягиваются, расходы на банкротство не увеличиваются, в то время как цена реализации имущества увеличивается более чем в два раза – 75,6 млн руб. против 32,4 млн руб.

А вот апелляция и суд округа заняли противоположную позицию. Они указали, что не согласились с выводом суда первой инстанции о праве залогового кредитора оставить предмет залога за собой в ходе торгов посредством публичного предложения, поскольку такое право появилось у залогового кредитора только 29 января 2015 года с дополнением ст. 138 Закона о банкротстве пунктом 4.2, который к спорным правоотношениям неприменим, в том числе по аналогии.

Ранее действовавшее законодательство такого права залоговому кредитору не предоставляло, а позволяло последнему оставить предмет залога после признания повторных торгов несостоявшимися. В то же время общество «Водолей» этим правом не воспользовалось.

Тогда компания пожаловалась в Верховный суд. Ее доводы сводятся к тому, что законодательство не ограничивало права залогового кредитора, действовавшего в том числе и в интересах должника и прочих конкурсных кредиторов, на оставление залогового имущества за собой на этапах торгов посредством публичного предложения. Также компания обратила внимание ВС на тот факт, что имущество было продано слишком дешево – этому способствовали нарушения на торгах.

Экономколлегия прислушалась к доводам «Водолея», отменила судебные акты апелляции и кассации и «засилила» решение АС Московской области.

Процентное вознаграждение при оставлении залоговым кредитором за собой имущества

Константин Александрович

Определение Верховного Суда РФ от 10.03.2016 N 309-ЭС16-1041 по делу N А71-5780/2012

. суд отметил, что оставление предмета залога за залогодержателем по смыслу пункта 4.1 статьи 138 Закона о банкротстве является формой реализации заложенного имущества наряду с его продажей с торгов, а также посредством публичного предложения. В этой связи суд округа указал, что позиция нижестоящих инстанций, пришедших к выводу о невозможности исчисления процентов по вознаграждению арбитражного управляющего в случае оставления предмета залога за залогодержателем, основана на неправильном толковании положений действующего законодательства.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

При этом есть и другая практика:

Определение Верховного Суда РФ от 13.01.2016 N 305-ЭС15-17379 по делу N А41-51775/2012

. При этом суды исходили из того, что перечисленная залоговым кредитором в порядке статьи 138 Закона о банкротстве денежная сумма является выручкой от реализации предмета залога, от которой и следует рассчитывать размер подлежащих взысканию в пользу заявителя процентов по вознаграждению.

Присвоение предмета залога

Установление права залога не означает перехода к залогодержателю права собственности на заложенную вещь. Она остается в собственности залогодателя. Отсюда само собою разумеется то, что субъектом права присвоения заложенной вещи является залогодержатель.

  • 1) Законодательство признает залогодержателя субъектом права присвоения предмета залога в двух следующих случаях:
    • а) во-первых, в ситуации, когда в соответствии с соглашением залогодателя и залогодержателя такое присвоение (поступление предмета залога в собственность последнего) является способом обращения взыскания на этот предмет (см. п. 1 ст. 334, п. 2 ст. 350.1 ГК);
    • б) во-вторых, при несостоявшихся повторных торгах по его реализации (см. п. 5 и 6 ст. 350.2 ГК, п. 4 и 5 ст. 58 Закона об ипотеке).
  • 2) Право присвоения, применяемого как способ обращения взыскания на предмет залога, возникает при одновременном наличии следующих условий:
    • а) субъектами залоговых правоотношений должны быть юридические лица либо индивидуальные предприниматели;
    • б) предметом залога должны быть движимые вещи;
    • в) предметом обеспечения должны быть обязательства, связанные с предпринимательской деятельностью (не обязательно самого залогодателя);
    • г) в договоре о залоге либо специально заключенном на этот предмет соглашении его сторон должен предусматриваться внесудебный порядок обращения взыскания в форме поступления заложенной вещи в собственность залогодержателя.

Как указывалось выше, фразу о поступлении предмета залога в собственность залогодержателя не следует понимать в том смысле, что такое «поступление» происходит автоматически с наступлением основания для обращения взыскания на предмет залога. Нарушение обеспеченного залогом обязательства действительно является основанием обращения взыскания на предмет залога, т.е. в частности основанием признания за залогодержателем права его присвоения, но само по себе к поступлению предмета залога в собственность залогодержателя не приводит. Это поступление будет результатом осуществления залогодержателем права присвоения предмета залога, возникающего из соглашения, отвечающего перечисленным выше требованиям, т.е. базирующегося на определенного рода обязательственных и залоговых отношениях.

Ныне действующие нормы ГК подобных требований не содержат; не устанавливают они и общих правил о процедуре оставления залогодателем заложенного имущества за собой. Абзац 2 п. 5 ст. 350.2 ГК упоминает лишь о том, что залогодержатель, желающий оставить за собой предмет залога в случае объявления несостоявшимися повторных торгов должен для этой цели направить залогодателю письменное заявление об этом своем намерении. Видимо, применяя это правило по аналогии к случаю, предусмотренному п. 2 ст. 350.1, а также — принимая во внимание правило абз. 1 п. 8 ст. 349, следует заключить, что подобное заявление (уведомление) об обращении взыскания на предмет залога путем оставления его залогодержателем за собой должно направляться во всяком случае реализации этого права.

Читайте так же:  Отличие ветерана труда федерального значения от регионального

Вопреки размещению норм о праве присвоения в статье, посвященной реализации заложенного имущества, а также основанному на этом (чисто топографическом, формально-структурном, номинативном) соображении мнению Н. Ю. Рассказовой [1] , мы полагаем, что осуществление права присвоения заложенной вещи нельзя признать способом ее реализации. Способом обращения взыскания во внесудебном порядке — да, признать можно, но это будет такой способ, который реализацией как раз таки и не является. Именно по этой причине, кстати сказать, законодатель и устанавливает правило, согласно которому не только реализация, но и присвоение предмета залога осуществляются по рыночной стоимости, т.е. прибегает (действительно, для того, чтобы устранить почву для неосновательного обогащения залогодержателя) к вымыслу (фикции): давайте, призывает он, в части 1) стоимости присваиваемого имущества и 2) сроков такого присвоения посмотрим на ситуацию так, как если бы имела место не его присвоение, а его реализация. Причин для того, чтобы требовать в этом случае еще и заключения «возмездной сделки», как это бывает при настоящей реализации, конечно не существует.

Как и в предыдущем случае законодательство ограничивает произвол залогодержателя в оценке стоимости присваиваемого предмета залога: таковая может быть, согласно ГК «. не более чем на десять процентов ниже начальной продажной цены на повторных торгах» [2] . Думается, что последняя оговорка, как не соответствующая императивной норме ГК, не допускающее чтобы «иное» было предусмотрено даже правовым актом, не говоря уже о соглашении сторон, не должна применяться.

В отличие от права присвоения, осуществляемого во имя обращения взыскания, срок существования права присвоения предмета залога, не проданного по причине несостоявшихся повторных торгов прямо ограничен одним месяцем. Он исчисляется со дня объявления повторных торгов несостоявшимися (см. указ. нормы ГК, а также и. 5 ст. 58 Закона об ипотеке). Если залогодержатель не воспользуется правом присвоения не проданного на них предмета залога, то данное его право вместе с правом залога прекращаются.

9) Нормы п. 5 ст. 350.1 ГК, а также п. 5 ст. 58 Закона об ипотеке достаточно детально, но при том несколько противоречиво расписывают порядок реализации права присвоения рассматриваемого типа. Чтобы оставить за собой предмет залога, не проданный на несостоявшихся повторных торгах залогодержателю следует направить письменное заявление об оставлении имущества за собой. Такое заявление должно быть направлено залогодателю [3] и организатору торгов, а семи обращение взыскания осуществлялось в судебном порядке — то еще и судебному приставу-исполнителю, исполнявшему соответствующий судебный акт.

Государственная регистрация права собственности залогодержателя на присвоенную недвижимую вещь (предмет ипотеки) осуществляется на основании 1) протокол о признании повторных публичных торгов несостоявшимися; 2) заявления залогодержателя (об оставлении предмета ипотеки за собой) и 3) документа, подтверждающего направление заявления организатору торгов (п. 5 ст. 58 Закона об ипотеке). Абзац 7 п. 1 ст. 16 Закона о регистрации прав на недвижимое имущество уточняет, что государственная регистрация права собственности на недвижимую вещь, приобретенного ипотечным залогодержателем в результате ее присвоения по причине признания повторных торгов несостоявшимися, осуществляется без заявления правообладателя (залогодателя).

Согласно прямому указанию ранее действовавшего абз. 6 п. 13 ст. 28.1 Закона о залоге право собственности на предмет залога, оставленный залогодержателем согласно такому заявлению, переходило к нему «. в момент передачи ему предмета залога или, если предмет залога к моменту направления залогодержателем организатору торгов заявления об оставлении заложенного движимого имущества за собой находится у залогодержателя, в момент направления указанного заявления, если законом не установлен иной момент возникновения права собственности на данный вид движимого имущества». Это указание не соответствовало тексту абз. 5 того же пункта, где залогодержатель называется лицом, «воспользовавшимся нравом присвоения предмета залога» и «оставившим заложенное имущество за собой» уже с момента направления заявления всем полагающимся но Закону адресатам.

Действующий ГК не дает на этот счет никаких указаний. Поскольку как уже было показано выше — оставление чужой вещи за собой (присвоение чужой вещи) является особым основанием приобретения (перехода) права собственности, не тождественным традиции (передаче), мы бы решились выдвинуть тезис о том, что моментом поступления заложенной вещи в собственность присвоившего ее залогодержателя не может быть момент ее передачи (по общему, по крайней мере, правилу — когда вещь, являющаяся предметом залога (и, значит, присвоения) в достаточной степени индивидуализирована). Что же это должен быть за момент? За отсутствием специальных норм на этот счет, я полагаю правильным руководствоваться общим правилом о моменте наступления юридических последствий любых односторонних сделок — таковым является момент их восприятия адресатом., т.е. в нашем случае — момент, когда залогодатель узнает или должен узнать о совершении залогодержателем акта присвоения (оставления за собой) заложенной вещи. С этого момента он утрачивает право собственности на предмет залога и обязан выдать его по первому требованию (в том числе — виндикационному иску) залогодержателя как вещь, для него уже чужую.

Энциклопедия решений. Порядок обращения взыскания и способы реализации заложенного имущества

Порядок обращения взыскания и способы реализации заложенного имущества

Взыскание на заложенное имущество может быть обращено в судебном или во внесудебном порядке. Если иное не предусмотрено соглашением между залогодателем и залогодержателем, применяется судебный порядок обращения взыскания. В установленных законом случаях взыскание на предмет залога может быть обращено только в судебном порядке (см. п. 1 — 3 ст. 349 ГК РФ, ст. 51, п. 5 и 6 ст. 55 Федерального закона от 16.07.1998 N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (далее — Закон об ипотеке).

Обращение взыскания на заложенное имущество в судебном порядке осуществляется путем предъявления соответствующего иска. Иск об обращении взыскания на заложенное имущество и иск о взыскании долга по обеспеченному залогом обязательству являются самостоятельными требованиями и могут быть предъявлены в суд одновременно или по отдельности (в любой последовательности) (см. п. 9 постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 N 10, п. 65 постановления Пленума ВС РФ от 17.11.2015 N 50, Обзор судебной практики, утвержденный Президиумом ВС РФ 07.12.2011).

В связи с этим нужно отметить, что в случае удовлетворения судом иска о взыскании долга по обеспеченному обязательству взыскание в рамках исполнительного производства в пользу залогодержателя в первую очередь обращается на заложенное имущество, в том числе и в отсутствие судебного акта об обращении взыскания (ч. 2 ст. 78 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», далее — Закон об исполнительном производстве)*(1).

Читайте так же:  Список документов для получения гладкоствольного оружия

Данное правило применяется только в тех случаях, когда залогодателем является должник по обеспеченному обязательству. В противном случае в рамках исполнительного производства в отношении должника не может быть обращено взыскание на имущества третьего лица.

При обращении взыскания на заложенное имущество в судебном порядке реализация этого имущества по общему правилу осуществляется путем его продажи с публичных торгов .

Порядок проведения публичных торгов по реализации заложенного движимого имущества определяется ст. 350, 350.2 ГК РФ и законодательством об исполнительном производстве (см., в частности, ч. 3 и 4 ст. 78, ст. 87, главу 9 Закона об исполнительном производстве). Публичные торги по реализации заложенного недвижимого имущества проводятся в соответствии с законодательством об исполнительном производстве с учетом особенностей, установленных Законом об ипотеке (см. п. 1 ст. 56 этого закона).

В части, не урегулированной соответствующими нормами, к публичным торгам по реализации заложенного имущества (как движимого, так и недвижимого) применяются положения ст. 449.1 ГК РФ.

При внесудебном порядке обращения взыскания на заложенное имущество его реализация по общему правилу осуществляется посредством торгов .

Порядок проведения торгов по реализации заложенного движимого имущества определяется ст. 350.2 ГК РФ или соглашением между залогодателем и залогодержателем (п. 1 ст. 350.1 ГК РФ). Торги по реализации заложенного недвижимого имущества проводятся в соответствии с Законом об ипотеке (см., в частности, ст. 59 этого Закона).

[3]

В части, не урегулированной соответствующими нормами, к торгам по реализации заложенного имущества (как движимого, так и недвижимого) применяются общие положения гражданского законодательства о заключении договора на торгах (ст. 447 — 449 ГК РФ) (см. п. 7 ст. 350.2 ГК РФ, абзац третий п. 2 ст. 56 Закона об ипотеке).

Законом или соглашением сторон могут быть предусмотрены также следующие способы реализации заложенного движимого имущества при обращении на него взыскания (как в судебном, так и во внесудебном порядке):

— оставление залогодержателем предмета залога за собой;

— продажа залогодержателем предмета залога другому лицу.

Применение указанных способов при внесудебном порядке обращения взыскания на заложенное движимое имущество возможно при условии, что залогодателем является лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность (см. п. 1 ст. 350 и п. 2 ст. 350.1 ГК РФ).

Заложенное недвижимое имущество при обращении на него взыскания (как в судебном, так и во внесудебном порядке) по соглашению сторон может быть реализовано путем оставления залогодержателем предмета залога за собой. Данный способ может применяться в тех случаях, когда сторонами договора об ипотеке являются юридическое лицо или индивидуальный предприниматель и договор заключен в обеспечение обязательств, связанных с предпринимательской деятельностью (см. п. 2 и 3 ст. 55, ст. 59.1 Закона об ипотеке).

При обращении взыскания на заложенное недвижимое имущество в судебном порядке это имущество по соглашению сторон может быть реализовано также на торгах, не являющихся публичными (кроме случаев, когда в силу закона взыскание на заложенное имущество может быть обращено только в судебном порядке) (п. 2 ст. 56 Закона об ипотеке).

Правилами об отдельных видах залога могут быть предусмотрены иные способы реализации заложенного имущества. Например, заложенное обязательственное право по соглашению сторон может быть реализовано путем его перевода на залогодержателя либо уступки залогодержателю или третьему лицу (см. ст. 358.8 ГК РФ).

Если соглашение об обращении взыскания на заложенное имущество предусматривает несколько способов реализации этого имущества, право выбора способа реализации по общему правилу принадлежит залогодержателю (абзац второй п. 7 ст. 349 ГК РФ).

Обращение взыскания на заложенное имущество во внесудебном порядке по общему правилу осуществляется вне рамок исполнительного производства — путем совершения самим залогодержателем сделок, необходимых для реализации предмета залога применимым способом (в частности, договора с организатором торгов при реализации имущества на торгах) (п. 4 ст. 350.1 ГК РФ). В том случае, если договор залога удостоверен нотариально, внесудебное взыскание на заложенное имущество может быть также обращено на основании исполнительной надписи нотариуса (п. 6 ст. 349 ГК РФ, п. 1 ст. 55 Закона об ипотеке).

Обращение взыскания на основании исполнительной надписи нотариуса предполагает изъятие судебным приставом-исполнителем у залогодателя заложенного имущества (в предусмотренных законом случаях — арест этого имущества) и его передачу залогодержателю для последующей реализации. Однако по ходатайству залогодержателя предмет залога может быть реализован судебным приставом-исполнителем в соответствии с Законом об исполнительном производстве (см. ч. 1.1 и 1.2 ст. 78 этого закона, п. 4.3 Методических рекомендаций, утвержденных ФССП России 08.12.2015 за N 0014/14).

*(1) Исключением являются случаи, когда в силу указания закона взыскание на заложенное имущество может быть обращено только в судебном порядке (см. п. 3.8 Методических рекомендаций, утвержденных ФССП России 08.12.2015 за N 0014/14

ВС: Оставление залоговым кредитором предмета залога за собой также является формой реализации имущества

25 апреля Верховный Суд РФ вынес Определение № 306-ЭС18-21709 по кассационной жалобе администрации Нижнеломовского района Пензенской области на решения нижестоящих судов, удовлетворивших требования арбитражного управляющего о взыскании с администрации вознаграждения конкурсного управляющего, а также судебных расходов, понесенных в процедуре банкротства общества-должника.

Обстоятельства спора и решения арбитражных судов

В октябре 2016 г. ЗАО «Агропромторг» было признано несостоятельным, в его отношении была открыта процедура конкурсного производства, а конкурсным управляющим утвержден Василий Батраков.

На стадии конкурсного производства часть имущества должника, являющегося предметом залога, была реализована посредством продажи на торгах, оставшуюся часть залоговый кредитор оставил за собой.

В январе 2018 г. конкурсное производство завершилось, а Василий Батраков, ссылаясь на ст. 59 Закона о банкротстве, обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с районной администрации более 414 тыс. руб. вознаграждения конкурсного управляющего и 185 тыс. руб. судебных расходов.

Суды трех инстанций удовлетворили требования арбитражного управляющего. Ссылаясь на ст. 20.6, 20.7, 59 Закона о банкротстве и разъяснения, содержащиеся в Постановлении Пленума ВАС от 17 декабря 2009 г. № 91 «О порядке погашения расходов по делу о банкротстве», суды исходили из наличия оснований для отнесения спорных расходов, в том числе на оценку заложенного имущества, на заявителя по делу о банкротстве должника в связи недостаточностью имущества последнего. Также они указали на отсутствие доказательств ненадлежащего исполнения конкурсным управляющим возложенных на него обязанностей. При этом довод администрации о нарушении конкурсным управляющим очередности погашения требований по текущим обязательствам, установленной ст. 138 Закона о банкротстве, был отклонен.

Читайте так же:  Передано по подсудности подведомственности что это значит

Не согласившись с решениями судов, районная администрация обратилась в Верховный Суд с кассационной жалобой.

ВС указал на несоответствие действий конкурсного управляющего закону

Рассмотрев материалы дела № А49-1694/2016, высшая судебная инстанция обратила внимание судов, что арбитражный управляющий в своих требованиях ссылался в том числе на то, что не возмещенными за счет имущества должника остались расходы на оценку заложенного имущества.

ВС напомнил, что поправками, внесенными 29 декабря 2014 г. в Закон о банкротстве, ст. 138 была дополнена п. 6, согласно которому расходы на содержание заложенного имущества и его реализацию на торгах, в том числе на обеспечение сохранности, оценку, публикацию сообщений о продаже и результатах проведения торгов, покрываются за счет вырученных от реализации предмета залога средств до их распределения конкурсным управляющим в порядке, предусмотренном п. 1 и 2 указанной статьи закона.

Данная норма, указал Суд, направлена на защиту прав и законных интересов кредиторов, не обладающих залоговым статусом – как правило, они не получают удовлетворения своих требований от реализации заложенного имущества, – и обеспечивает баланс интересов всех кредиторов.

Высшая судебная инстанция отметила, что положения законодательства о банкротстве прямо не регулируют порядок погашения расходов на оценку заложенного имущества в случае, если залоговый кредитор оставил предмет залога за собой, поэтому, по смыслу п. 4.1 ст. 138 Закона о банкротстве это также является формой реализации заложенного имущества наряду с продажей на торгах.

ВС пришел к выводу, что исходя из положений п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве, а также ст. 343 ГК РФ залогодержатель помимо суммы, размер которой определяется в соответствии с п. 1 и 2 ст. 138 Закона о банкротстве, обязан перечислить на специальный банковский счет денежные средства на возмещение расходов по содержанию предмета залога, а также иных расходов, связанных с его реализацией. «В рассматриваемом случае наличие непогашенных расходов на оценку заложенного имущества обусловлено действиями конкурсного управляющего, который при распределении поступивших от реализации предмета залога денежных средств не учел упомянутые положения Закона о банкротстве. Фактически данные расходы были переложены на незалогового кредитора (администрацию), что не согласуется с целями законодательного регулирования отношений несостоятельности», – резюмируется в определении.

Таким образом, Верховный Суд отменил решения нижестоящих судов по данному делу и направил спор на новое рассмотрение в первую инстанцию, указав на необходимость учесть его правовые позиции и определить сумму судебных расходов, подлежащую взысканию с администрации.

Адвокаты поддержали позицию ВС, но с оговорками

Комментируя «АГ» позицию ВС, адвокат «Санкт-Петербургской адвокатской коллегии Нарышкиных» Андрей Федорков отметил, что высшая судебная инстанция усмотрела нарушение прав незалогового кредитора вследствие неправильного применения норм Закона о банкротстве в части взыскания расходов на оценку заложенного имущества с кредитора. «Именно в этом контексте данное определение должно повлиять на формирование судебной практики в направлении защиты прав незалоговых кредиторов», – полагает он.

Эксперт добавил, что незалоговые кредиторы объективно находятся в неравной позиции относительно кредиторов-залогодержателей, которые могут удовлетворить свои требования при банкротстве должника за счет реализации с торгов предмета залога или его оставления за собой. «Не возьмусь утверждать, насколько такая проблема распространена, но она действительно имеет место, исходя, в том числе, из моей практики», – заключил Андрей Федорков.

Видео (кликните для воспроизведения).

Адвокат АБ «Синум АДВ» Андрей Амбарцумов в свою очередь отметил, что определение ВС фактически посвящено толкованию нормы, содержащейся в п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве: «Расходы на обеспечение сохранности предмета залога и реализацию его на торгах покрываются за счет средств, поступивших от реализации предмета залога до прочих выплат». Эксперт пояснил, что суды нижестоящих инстанций посчитали: поскольку предмет залога был в конечном итоге реализован не на торгах, а путем оставления предмета залога за залогодержателем, указанный пункт не должен учитываться при распределении вырученных средств. «При этом расходы на проведение торгов, в частности с оценкой имущества, предполагалось покрывать за счет средств, оставшихся после погашения требования залогового кредитора и кредиторов первой и второй очереди, в размере 5% от вырученной суммы. Поскольку этих средств на покрытие расходов не хватило, оставшееся бремя было возложено на заявителя по делу о банкротстве – районную администрацию», – добавил он.

По мнению адвоката, Верховный Суд справедливо указал, что оставление предмета залога за залогодержателем также является формой реализации заложенного имущества. Соответственно, конкурсный управляющий сначала должен был покрыть расходы на проведение торгов и только после этого распределить денежные средства между залогодержателем и кредиторами первых двух очередей, а остаток направить на свое вознаграждение и оплату привлеченных к проведению процедуры банкротства лиц.

При этом, добавил Андрей Амбарцумов, хотя с выводами ВС следует согласиться, разъяснения высшей судебной инстанции могли быть изложены более подробно и с использованием иных способов: «Так, ВС прибегнул к систематическому толкованию, указав, что п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве направлен на защиту прав и законных интересов не обладающих залоговым статусом кредиторов, и отметил, что оставление предмета залога за собой является формой реализации заложенного имущества по смыслу п. 4.1 ст. 138 Закона о банкротстве, не пояснив при этом, почему смысл данного пункта надлежит понимать именно так».

Между тем, полагает адвокат, систематическое толкование целесообразно использовать в тех случаях, когда смысл правовой нормы затруднительно уяснить непосредственно из ее содержания. «В иных ситуациях следует прибегать к филологическому и логическому способам толкования. На мой взгляд, в рассматриваемом споре вывод, который сделал ВС, следует непосредственно из текста п. 6 ст. 138 Закона о банкротстве, и прибегать к раскрытию его смысла через содержание других норм не требовалось, – пояснил Андрей Амбарцумов. – Если в начале данного пункта указано на расходы на реализацию предмета залога на торгах, то далее по тексту речь идет о средствах, поступивших от реализации предмета залога, уже без указания на торги. Тем самым законодатель отмечает, что реализация заложенного имущества возможна как посредством торгов, так и иными способами, и во всех случаях расходы на обеспечение сохранности предмета залога и проведение торгов должны покрываться за счет вырученных средств».

Пресса о ВАС РФ

Внесудебное обращение взыскания на заложенное имущество, необходимость исполнительной надписи и восстановление корпоративного контроля

На днях на сайте ВАС было опубликовано постановление по очень интересному залоговому спору, на которое я хотел бы обратить внимание коллег, особенно имеющих отношение к банковской сфере.

Читайте так же:  Текст доверенности на представление интересов юридического лица

Это дело освещалось в прессе как дело Русской лесной группы против Сбербанка, хотя основной сюжет спора развивался в отношении других ответчиков (обществ Паркур, Модус и Лесресурс).

Суть дела такова.

Между Сбербанком и заемщиком (обществом Игирма) был заключен договор кредита. Залог по нему предоставило общество РусЛесГрупп (мой любимый залог за аффила, в России без него никак!). Предметом залога выступил 100-ый пакет акций общества Киренсклес (состоящий из 600 акций).

[2]

Договором залога было предусмотрено, что взыскание на залог обращается во внесудебном порядке, способом реализации предмета залога было выбрано поступление залога в собственность залогодержателя.

Заложенные акции были депонированы на счете депо, открытом в Сбербанке.

Заемщик допустил просрочку по возврату кредита, и спустя две недели (02.02.2010, даты в этой деле очень важны) после просрочки банк уступает требования по договорам кредита и залога другому лицу (общество Паркур).

04.02.2010 банк извещает залогодателя об уступке, 05.02.2010 (пятница) залогодержатель (Паркур) извещает залогодателя об обращении взыскания на предмет залога, о необходимости исполнить долг, обеспеченный залогом и о том, что в случае неисполнения обязательства он оставит в собственность предмет залога — акции. (Здесь надо оговориться, что залоговым законодательством предусмотрено, что с момента обращения взыскания до реализации залога должно пройти 10 дней, но этот срок может быть сокращен если предмет залога скоропортящийся и т.п.).

Уже 08.02.2010 (понедельник) залогодержатель направляет в банк-депозитарий поручение о переводе заложенных акций на счет-депо залогодержателя, что и происходит в тот же день.

В тот же день заемщик перечисляет банку задолженность по кредиту (формально заемщик уведомлен об уступке только 25.02, хотя, по всей видимости, он должен был знать о ней), но банк возвращает ее со ссылкой на то, что требование было уступлено. Заемщик, не обнаружив цессионария по адресу его регистрации как юридического лица, 11.02.2010 вносит долг на имя общества Паркур в депозит нотариуса.

Напомню, что цессионарий (Паркур) приобрел акции 08.02.2010. Но они ему, видимо, чем-то не приглянулись, потому что на следующий день — 09.02.2010 — он их продал другому лицу (обществу Модус). Общество Модус приняло решение о дополнительной эмиссии ценных бумаг (к 600 акциям было дополнительно выпущено 5400 акций), выпуск был оперативно зарегистрирован в ФСФР. Затем АО было преобразовано в ООО. После этого, видимо, сказав залогодателю: «А теперь попробуй отними», обладатель доли занял выжидательную позицию.

И тут начались судебные баталии.

Залогодатель предъявил иск к Сбербанку, Паркуру и Модусу, в котором он потребовал признания не соответствующим закону и не имеющим юридической силы обращения взыскания на предмет залога, и возвращения пакета акций.

Суды 1, 2 и 3 инстанции в иске отказали, сославшись на то, что сокращение 10-дневного срока было обоснованным (основной актив АО, чьи акции были заложены, было право аренды лесных участков, суды посчитали, что залогодатель мог оказать влияние на оперативное расторжение этих договоров). Кроме того, суды сослались на то, что у залогодателя был отобран пакет акций из 600 штук, а у ответчика — доля в ООО, собранная из 6000 акций.

Дело было передано в Президиум ВАС , который, в свою очередь, отменил судебные акты и отправил дело на новое рассмотрение.

Что сказал Президиум в постановлении?

Во-первых, Президиум счел, что залогодержатель обратил взыскание на предмет залога с нарушением сроков этой процедуры, установленных законом. Президиум признал необоснованным неблюдение 10-дневного срока, установленного между обращением взыскания и оставлением за собой заложенного имущества. Раз оснований для того, чтобы приступить к реализации предмета залога у залогодержателя не было, следовательно, у него не возникло распорядительной власти в отношении заложенного имущества. Следовательно, оставление за собой было совершено лицом, не имевшим права распоряжаться данными акциями. То есть, он собственником акций не стал.

Кроме того, Президиум обратил внимание на то, что «существенное и необоснованное сокращение залогодержателем названного срока, приводящее к лишению залогодателя права на прекращение взыскания в отношении заложенного имущества, может свидетельствовать о том, что действительной целью действий залогодержателя было не удовлетворение требований кредитора по обязательству, обеспеченному залогом, а приобретение в собственность заложенного имущества на нерыночных условиях».

И еще вот такое, довольно важное рассуждение: «Обращение предмета залога в собственность залогодержателя как способ реализации заложенного имущества является потенциально невыгодным для залогодателя, так как при таком способе реализации предмета залога не действуют общие правила удовлетворения требований залогодержателя, гарантирующие соблюдение интересов залогодателя (продажа предмета залога, удовлетворение требований кредитора из вырученной суммы, передача остатка суммы залогодателю).

В связи с этим внесудебное обращение взыскания (то есть обращение взыскания на предмет залога без контроля со стороны суда) и последующая реализация предмета залога залогодержателем именно этим способом требуют от последнего максимальной осмотрительности и добросовестности, включая учет правомерных интересов и ожиданий залогодателя».

Это по сути воспроизведение классических сомнений в справедливости lex commissoria. В общем, дополнительный тест в отношении внесудебного обращения взыскания на предмет залога.

Во-вторых, Президиум признал, что в передаче заложенных бумаг в депозитарный учет есть некоторое сходство с передачей владения предметом залога. Сходство действительно есть в ситуации, когда залогодержатель и депозитарий совпадает (а именно так и было изначально: залогодержателем и депозитарием выступал банк), эта ситуация очень похожа на заклад: кредитор-залогодержатель владеет движимой вещью и потому он может самостоятельно определять ее юридическую судьбу, а все третьи лица, положившись на его владение, будут считаться добросовестными.

В случае с залогодержателем-депозитарием примерно то же самое: передав в депозитраный учет залогодержателю бумаги, залогодатель по сути вручает тому возможность определять юридическую судьбу имущества, ведь изменение записей по счету депо будет осуществлять сам залогодержатель (аналогия с определением юридической судьбы имущества самим залогодержателем при закладе).

Исполнительня надпись нотариуса в процедуре внесудебного обращения взыскания на предмет залога выполняет функции исполнительного документа, на основании которого может быть осуществлена принудительная реализация предмета залога. Понятно, что принудительность нужна тогда, когда залогодатель может эффективно противодействовать залогодержателю. В случае же если залогодержатель сам может совершить действия по реализации залога (даже при сопротивляющемся залогодателе), то исполнительная надпись ему ни к чему.

Таким образом, исполнительная надпись для оставления за собой заложенных бумаг не была нужна Сбербанку, который одновременно являлся и депозитарием. Однако в деле взыскание обращал цессионарий, которому банк уступил права по кредиту и по залогу. Нужна ли в такой ситуации исполнительная надпись?

Читайте так же:  Предприниматель без образования юридического лица дятлов обратился

Президиум говорит, что нужна, ссылаясь при этом на п. 3 ст. 338 ГК о том, что предмет залога, переданный залогодателем на время во владение или пользование третьему лицу, считается оставленным у залогодателя.

Таким образом, в случае когда залогодержатель и депозитарий не совпадают, то бумаги считаются находящимися у залогодателя. Следовательно, для списания их со счета депо залогодателя требуется нотариальная исполнительная надпись. Чего сделано не было.

В-третьих, Президиум говорит: завладение бумагами со стороны общества Паркур имело место с нарушением процедуры (соблюдения сроков и получения надписи нотариуса) обращения взыскания, обстоятельства дела свидетельствуют о том, что залогодержатель игнорировал интерес должника в послесрочном исполнении обязательства. В итоге Президиум счел, что имущество выбыло от собственника против воли, следовательно его можно виндицировать от тех, кто его приобрел в дальнейшем (то есть, от общества Лесресурс).

В-четвертых, попутно Президиум также говорит о том, что убытки залогодателя, причиненные действиями банка-депозитария, также должны быть возмещены).

В-пятых, на десерт Президиум оставил рассуждение о том, что суды зря отказали залогодателю, ссылаясь на то, что пакет заложенных акций был размыт допэмиссией и последующей реорганизацией АО в ООО. Президиум признал, что предмет иска — восстановление корпоративного контроля, который соответствовал полному господству над обществом (акции которого были заложены). В момент рассмотрения дела полное господство над обществом обеспечивается 100%-ой долей в уставном капитале. Президиум подчеркнул, что «длящееся недобросовестное поведение ответчиков, предпринимающих в процессе рассмотрения дела действия, ведущие к невозможности удовлетворения заявленных требований (в том числе и погашение акций в связи с преобразованием общества), не должны препятствовать реализации права истца на судебную защиту».

PS. Прошу прощения за некоторую многословность. Но дело очень интересное, многослойное, а правовые позиции, которые сформулировал Президиум в этом деле, содержательно довольно сложные.

Каковы условия оставления залога залогодержателю?

Прошу помочь разобраться в законодательстве. Я залогодержатель земельного участка (в частной собственности), который было оформлен в рамках договора займа с последующим залогом з/у. Поскольку возврат займа не был исполнен, сейчас в процессе взыскания з/у.

Исходя из своих отношения с залогодателем полагаю, что соглашений с ним не предвидится и реализация будет на торгах.

Проведена судебная экспертиза стоимости участка. Его стоимость примерно в 2 раза больше долга (долг был просужен в рамках другого процесса, решение вступило в силу, взыскание з/у — отдельно).

ФЗ 102 (об Ипотеке) ст 54 п.3 Начальная стоимость на торгах 80% от оценки.

Если не купили, повторная продажа -15% (ст 58 п.3)

Если и там не купили -торги не состоялись, (ст 58 п. 4) залогодержатель может оставить за собой заложенную недвижимость по цене -25% от начальной на первых торгах (которая 80% от оценки).

Внимание вопрос: если стоимость ,по которой залогодержатель оставляет себе заложенное имущество оказывается выше суммы долга, должен ли залогодержатель (я) выплачивать разницу приставам (как в ФЗ 229 ст 87 п 12)? В законе об ипотеке об этом ничего не указано.

Ответы юристов ( 3 )

Нереализованное имущество должника передается взыскателю по цене на двадцать пять процентов ниже его стоимости, указанной в постановлении судебного пристава-исполнителя об оценке имущества должника. Если эта цена превышает сумму, подлежащую выплате взыскателю по исполнительному документу, то взыскатель вправе оставить нереализованное имущество за собой при условии одновременной выплаты (перечисления) соответствующей разницы на депозитный счет подразделения судебных приставов. Взыскатель в течение пяти дней со дня получения указанного предложения обязан уведомить в письменной форме судебного пристава-исполнителя о решении оставить нереализованное имущество за собой (п. 12 ст. 87 Федеральный закон от 02.10.2007 N 229-ФЗ (ред. от 26.07.2017) «Об исполнительном производстве»).

Если Вам необходима квалифицированная юридическая помощь — напишите мне в чат.

С уважением, адвокат Адвокатской Палаты Санкт-Петербурга Штерн Сергей
Борисович.

Вопрос, правильно ли тут применять 229-ФЗ? Тут же ипотека, 102 ФЗ. И там другие условия.

На мой взгляд — да.

Если Вам необходима квалифицированная юридическая помощь
— напишите мне в чат.

С уважением, адвокат Адвокатской Палаты Санкт-Петербурга Штерн Сергей
Борисович.

Согласно Письму Федеральной службы судебных приставов от 23 декабря 2011 г. N 12/01-31629-АП

5.2. В случае объявления вторичных торгов несостоявшимися судебный пристав-исполнитель направляет залогодержателю предложение оставить за собой нереализованное заложенное имущество:

в отношении движимого имущества — по цене до десяти процентов ниже, чем начальная продажная цена на повторных торгах, если более высокая оценка не установлена соглашением сторон (п. 3 ст. 28.3 Закона о залоге);

[1]

в отношении недвижимого имущества — по цене не более чем на 25 процентов ниже начальной продажной цены на первых публичных торгах (п. 4 ст. 58 Закона об ипотеке).

При наличии нескольких взыскателей-залогодержателей предложения об оставлении имущества за собой направляются в соответствии с очередностью возникновения права залога (сначала предшествующему взыскателю-залогодержателю, а затем — последующему взыскателю-залогодержателю).

Видео (кликните для воспроизведения).

Таким образом, если вы будете согласны приобрести указанный участок со скидкой 25% то вы заключаете сделку с судебными приставами, действующими от имени должника и перечисляете всю сумму за вычетом долга, причитающегося вам на счет приставов и оформляете участок на себя в Росреестре.

Источники


  1. Чухвичев, Д. В. Законодательная техника / Д.В. Чухвичев. — М.: Юнити-Дана, Закон и право, 2012. — 416 c.

  2. Пучинский, В. К. Пересмотр судебных постановлений в порядке надзора в советском гражданском процессе: моногр. / В.К. Пучинский. — М.: Юридический факультет Санкт-Петербургского государственного университета, 2015. — 192 c.

  3. Теоретические и практические аспекты охраны промышленной собственности в Российской Федерации. — М.: ИНИЦ Роспатента, 2014. — 552 c.
  4. Виноградов, И.В.; Гладких, А.С.; Крюков, В.Н и др. Судебно-медицинская экспертиза; М.: Юридическая литература, 2012. — 320 c.
  5. Золотов, Ю. А. История и методология аналитической химии / Ю.А. Золотов, В.И. Вершинин. — М.: Academia, 2015. — 464 c.
Оставление заложенного имущества залогодержателем за собой
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here