Фальсификация протокола судебного заседания по уголовному делу

Полезная информация по теме: "Фальсификация протокола судебного заседания по уголовному делу". Здесь собрана и обработана имеющаяся информация по теме. Мы постарались приподнести ее в удобном и понятном виде. Если у вас возникнут вопросы, просьба задавать их нашему дежурному консультанту.

Проблемы уголовно-правовой оценки фальсификации протокола допроса (Быкова Е.Г.)

Дата размещения статьи: 28.10.2016

Согласно ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым, т.е. постановленным в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основанным на правильном применении уголовного закона. Высшая судебная инстанция указывает, что законность и обоснованность решений в полной мере зависит от достоверности положенных в их основу доказательств. Поэтому не может оставаться в силе решение, вынесенное на фальсифицированных фактических данных . В связи с этим продолжаются дискуссии относительно уголовно-правовой оценки фальсификации протоколов допросов в случае, если указанный документ был составлен без фактического производства следственного действия.
———————————
Кассационное определение Верховного Суда РФ от 11 января 2006 г. N 66-о05-123 // СПС «КонсультантПлюс».
См.: Сычев Д. Фальсификация доказательств // Законность. 2008. N 9; Борков В. Сложность квалификации фальсификации доказательств // Уголовное право. 2009. N 2. С. 16 — 22; Курочкина Л. Доказательства: недопустимые или фальсифицированные? // Уголовное право. 2012. N 1; Мирошниченко Н., Пудовочкин Ю. Некоторые проблемы квалификации последствий служебных преступлений // Уголовное право. 2012. N 2. С. 58 — 63.

Ответственность за фальсификацию доказательств по уголовному делу предусмотрена ч. ч. 2 и 3 ст. 303 УК РФ. Объектом этих преступлений выступают интересы правосудия, под которым понимается досудебное и судебное производство по уголовному делу . Предметом являются доказательства по уголовному делу, представляющие собой любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в предусмотренном уголовно-процессуальным законом порядке устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию, а также иных обстоятельств, имеющих значение для дела. В ч. 2 ст. 74 УПК РФ определен исчерпывающий перечень доказательств.
———————————
Кассационное определение Верховного Суда РФ от 20 сентября 2006 г. N 56-006-50 // СПС «КонсультантПлюс».

С субъективной стороны преступления, предусмотренные ч. ч. 2 и 3 ст. 303 УК РФ, характеризуются прямым умыслом. В правоприменительной практике неоднозначно решается вопрос о влиянии на оценку содеянного мотивов и целей совершения этих преступлений, однако в большинстве случаев высшая судебная инстанция РФ придерживается мнения, что названные признаки не влияют на квалификацию . Данная точка зрения, как видится, наиболее обоснованна, поскольку мотивы и цели не предусмотрены в качестве конструктивных признаков названных составов преступлений. Их необходимо устанавливать только исходя из положений ст. 73 УПК РФ как обстоятельства, подлежащие доказыванию. Они являются дополнительными аргументами относительно умышленного характера содеянного.
———————————
См.: Кассационное определение Верховного Суда РФ от 3 марта 2005 г. N 67-о05-2; Определение Верховного Суда РФ от 11 января 2006 г. N 66-о05-123; Кассационное определение Верховного Суда РФ от 12 января 2010 г. N 13-О09-36 и др. // СПС «КонсультантПлюс».

Аналогично разрешен вопрос в следующей ситуации: Верховным судом Республики Марий Эл от 21 августа 2008 г. В. признана виновной по ч. 2 ст. 303 УК РФ, поскольку она, являясь следователем, совершила фальсификацию доказательств по уголовному делу, находившемуся в ее производстве. В кассационной жалобе адвокат утверждал, что В. не было допущено фальсификации доказательств по уголовному делу, поскольку, хотя она и не допрашивала потерпевшего и свидетелей, но текст их показаний, содержащихся в составленных ею протоколах допросов, был взят ею из объяснений, данных ими дознавателю и содержание объяснений ею не искажалось, их подписи она не подделывала, просила других работников милиции заехать к этим лицам, чтобы в случае согласия с текстом допроса они подписали данные протоколы допросов. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, оставляя приговор без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения, указала, что суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины В. в фальсификации доказательств по уголовному делу и правильно квалифицировал ее действия .
———————————
Кассационное определение Верховного Суда РФ от 10 ноября 2008 г. N 12-008-15 // СПС «КонсультантПлюс».

В настоящее время данный подход преобладает в судебной практике, в том числе региональной . Представляется, что это вполне обоснованно. Должностное лицо в процессе осуществления предварительного расследования по уголовному делу обязано неукоснительно соблюдать требования уголовно-процессуального законодательства и несет за это персональную ответственность . Уголовное преследование осуществляется от имени государства, поэтому нарушение порядка проведения следственных действий препятствует постановлению законного, обоснованного и справедливого приговора. При обстоятельствах, которые анализируются в нашем исследовании, фальсифицируется источник доказательства — процессуальная фигура свидетеля отсутствует, а потому данное обстоятельство необходимо оценивать по ч. ч. 2 или 3 ст. 303 УК РФ.
———————————
См.: Кассационное определение Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. N 58-О12-45 // СПС «КонсультантПлюс»; Апелляционное постановление Верховного суда Кабардино-Балкарской Республики от 24 апреля 2015 г. // https://bsr.sudrf.ru/bigs/portal.html# > Кассационное определение Верховного Суда РФ от 3 марта 2005 г. N 67-о05-2 // СПС «КонсультантПлюс».

Пристатейный библиографический список

1. Борков В. Сложность квалификации фальсификации доказательств // Уголовное право. 2009. N 2.
2. Курочкина Л. Доказательства: недопустимые или фальсифицированные? // Уголовное право. 2012. N 1.
3. Мирошниченко Н., Пудовочкин Ю. Некоторые проблемы квалификации последствий служебных преступлений // Уголовное право. 2012. N 2.
4. Сычев Д. Фальсификация доказательств // Законность. 2008. N 9.

Статья 259. Протокол судебного заседания

Статья 259. Протокол судебного заседания

См. комментарии к статье 259 УПК РФ

Информация об изменениях:

Часть 1 изменена с 1 сентября 2019 г. — Федеральный закон от 29 июля 2018 г. N 228-ФЗ

1. В ходе каждого судебного заседания ведется протокол. В ходе судебного заседания судов первой и апелляционной инстанций составляется протокол в письменной форме и ведется протоколирование с использованием средств аудиозаписи (аудиопротоколирование). При рассмотрении уголовного дела в закрытом судебном заседании в случаях, предусмотренных статьей 241 настоящего Кодекса, использование средств аудиозаписи не допускается.

2. Протокол может быть написан от руки, или напечатан на машинке, или изготовлен с использованием компьютера. Для обеспечения полноты протокола при его ведении могут быть использованы стенографирование, а также технические средства.

3. В протоколе судебного заседания обязательно указываются:

1) место и дата заседания, время его начала и окончания;

2) какое уголовное дело рассматривается;

Информация об изменениях:

Пункт 3 изменен с 1 сентября 2019 г. — Федеральный закон от 29 июля 2018 г. N 228-ФЗ

3) наименование и состав суда, данные о помощнике судьи, секретаре, переводчике, обвинителе, защитнике, подсудимом, а также о потерпевшем, гражданском истце, гражданском ответчике, их представителях и других вызванных в суд лицах;

4) данные о личности подсудимого и об избранной в отношении его мере пресечения;

5) действия суда в том порядке, в каком они имели место в ходе судебного заседания;

6) заявления, возражения и ходатайства участвующих в уголовном деле лиц;

7) определения или постановления, вынесенные судом без удаления в совещательную комнату;

8) определения или постановления, вынесенные судом с удалением в совещательную комнату;

Читайте так же:  Расторжение соглашения об уплате алиментов судебная практика

9) сведения о разъяснении участникам уголовного судопроизводства их прав, обязанностей и ответственности;

10) подробное содержание показаний;

11) вопросы, заданные допрашиваемым, и их ответы;

12) результаты произведенных в судебном заседании осмотров и других действий по исследованию доказательств;

13) обстоятельства, которые участники уголовного судопроизводства просят занести в протокол;

14) основное содержание выступлений сторон в судебных прениях и последнего слова подсудимого;

15) сведения об оглашении приговора и о разъяснении порядка ознакомления с протоколом судебного заседания и принесения замечаний на него;

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 29 декабря 2010 г. N 433-ФЗ в пункт 16 части 3 статьи 259 настоящего Кодекса внесены изменения, вступающие в силу с 1 января 2013 г.

16) сведения о разъяснении оправданным и осужденным порядка и срока обжалования приговора, а также о разъяснении права ходатайствовать об участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции.

4. В протоколе также указывается о мерах воздействия, принятых в отношении лица, нарушившего порядок в судебном заседании.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 28 марта 2017 г. N 46-ФЗ часть 5 статьи 259 настоящего Кодекса изложена в новой редакции

5. Если в ходе судебного разбирательства осуществлялись фотографирование, аудио- и (или) видеозапись, киносъемка допросов, трансляция по радио, телевидению или в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», то об этом делается отметка в протоколе судебного заседания. В этом случае материалы фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки прилагаются к материалам уголовного дела. При осуществлении трансляции судебного заседания в протоколе судебного заседания указывается также наименование средства массовой информации или сайта в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», посредством которых осуществлялась трансляция.

Информация об изменениях:

Часть 6 изменена с 1 сентября 2019 г. — Федеральный закон от 29 июля 2018 г. N 228-ФЗ

6. Протокол должен быть изготовлен и подписан в течение 3 суток со дня окончания судебного заседания председательствующим и секретарем судебного заседания, а в случае, если ведение протокола председательствующим поручено помощнику судьи, — председательствующим и помощником судьи. Протокол в ходе судебного заседания может изготавливаться по частям, которые, как и протокол в целом, подписываются председательствующим и секретарем, а в случае, если ведение протокола председательствующим поручено помощнику судьи, — председательствующим и помощником судьи. По ходатайству сторон им может быть предоставлена возможность ознакомиться с частями протокола по мере их изготовления.

Информация об изменениях:

Часть 7 изменена с 1 сентября 2019 г. — Федеральный закон от 29 июля 2018 г. N 228-ФЗ

Информация об изменениях:

Часть 8 изменена с 1 сентября 2019 г. — Федеральный закон от 29 июля 2018 г. N 228-ФЗ

8. Копии протокола и аудиозаписи изготавливаются по письменному ходатайству участника судебного разбирательства и за его счет.

Фальсификация протокола судебного заседания по уголовному делу

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 июля 2006 г. N 87-О06-18 Суд отменил приговор и дело производством прекратил на основании ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ за отсутствием в деянии осужденной состава преступления, поскольку суд не установил мотив и цель совершения обвиняемой преступления, а также умысла на совершение ею фальсификации доказательств, что свидетельствует о неполном исследовании материалов дела, которое влияет на обоснованность принятого судом решения

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 19 июля 2006 г. N 87-О06-18

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 19 июля 2006 года кассационную жалобу осужденной М. на приговор Костромского областного суда от 26 апреля 2006 года, которым

М., 1979 года рождения, не судима,

осуждена по ст. 303 ч. 2 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года и лишением права занимать должности следователя, дознавателя и оперуполномоченного в государственных правоохранительных органах — прокуратуре, органах внутренних дел, федеральной службы безопасности, органах федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков сроком на 2 года.

Заслушав доклад судьи «. «, объяснения осужденной М., поддержавшей доводы жалобы, мнение прокурора С., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия, установила:

М. осуждена за фальсификацию доказательств по уголовному делу.

В судебном заседании М. виновной себя не признала.

В кассационной жалобе М., считая приговор необоснованным и незаконным, ставит вопрос об отмене его и прекращении в отношении нее уголовного дела на основании ст. 24 ч. 2 п. 1 УПК РФ.

В обосновании доводов осужденная указывает, что инкриминируемые ей в вину факты не доказаны собранными доказательствами.

Права К. ею не нарушены: проводились оперативно-розыскные мероприятия, направленные на розыск похищенного имущества и установление лиц, совершивших преступление.

Осужденная утверждает о необоснованном признании судом допустимыми доказательствами копии протокола допроса потерпевшей от 27 ноября 2004 года и копии постановления о признании К. потерпевшей от 27 ноября 2004 года, поскольку эти копии не заверены и из материалов дела не видно, каким образом эти копии появились в данном деле и кем они были изготовлены, и каков источник их происхождения и являются ли они именно теми копиями, которые были изготовлены следователем при выделении материалов из уголовного дела.

Также, по мнению осужденной, являются недопустимыми доказательствами постановление о признании К. потерпевшей и протокол ее допроса в качестве потерпевшей, находящиеся в уголовном деле N 25680, так как эти доказательства, вопреки требованиям ст. 86 УПК РФ, получены следователем не в ходе следственных или иных процессуальных действий и не в рамках данного уголовного дела. Выемкой указанные документы с участием понятых не оформлены.

Ссылаясь на заключение почерковедческой экспертизы от 22 августа 2005 года, М. указывает о необоснованном признании его допустимым доказательством, поскольку в нем в качестве основания указано о назначении технико-криминалистической экспертизы документов, а фактически проведена судебно-почерковедческая экспертиза. В заключении не указано, кем эксперт предупрежден об уголовной ответственности по ст. 307 УПК РФ.

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Имеется в виду ст. 307 УК РФ

В заключении эксперта не указано место проведения экспертизы. Из заключения эксперта следует, что экспертиза проводилась с 16 по 24 августа 2005 года, в то время как заключение датировано 22 августа 2005 года, то есть до окончания проводимого экспертом исследования.

В заключении эксперта не указаны методики, которые были применены экспертом при исследовании. И, кроме того, экспертиза проводилась не по оригиналам, а по копиям.

Относительно заключения технико-криминалистической экспертизы осужденная указывает на отсутствие в заключении времени и места производства экспертизы от 19 августа отсутствие в исследовательской части указаний на методики, применявшиеся при производстве экспертизы, отсутствие в заключении указания о том, кем именно эксперт предупрежден об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ.

В жалобе также обращено внимание, что экспертизы были поручены не государственным судебным экспертам а «независимому» эксперту З., которая не представила документов, подтверждающих ее статус эксперта, ее квалификацию, сертификат компетентности, а поэтому, по мнению М., заключения экспертиз нельзя признать допустимыми доказательствами, так как они даны лицом, не имеющим права на производство судебных эксперт из по уголовным делам.

Читайте так же:  Расторжение договора купли продажи по инициативе продавца

Как считает осужденная, эксперт 3. была заинтересованным лицом в даче заключения, поскольку прокуратурой была произведена оплата ей за производство экспертизы.

Осужденная также обращает внимание на то, что в протокол допроса К. внесены не ложные сведения, а только те сведения, которые давала К., они не искажены и не видоизменены, лишь по ее утверждению, подпись выполнена не ею.

Отрицая факт выполнения подписи от имени потерпевшей ею, М., что подтверждено заключением эксперта, осужденная считает, что в ее действиях отсутствует состав преступления.

[2]

Проверив материалы дела, судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене, а дело прекращению по следующим основаниям.

По смыслу ст. 303 УК РФ под фальсификацией доказательств понимается искусственное создание или уничтожение доказательств в пользу обвиняемого или потерпевшего. Такими обстоятельствами могут быть уничтожение или сокрытие улик, предъявление ложных вещественных доказательств.

Из материалов данного уголовного дела следует, что ни одно из указанных обстоятельств по настоящему делу не установлено.

В соответствии со ст. 73 УК РФ среди перечисленных обстоятельств, подлежащих доказыванию, указано на необходимость доказывания мотива преступления.

Органы следствия, предъявляя М. обвинение по ст. 303 ч. 2 УК РФ, исходили из того, что она умышленно из личной заинтересованности, выразившейся в стремлении избежать дисциплинарной ответственности и иных неблагоприятных последствий в служебной деятельности за неполноту следствия, нарушение процессуальных сроков предварительного следствия и в целях уменьшения объема своей работы, связанной с вызовом потерпевшего и проведение с его участием необходимых следственных действий, сознавая, что протокол допроса потерпевшего является доказательством по уголовному делу, не допрашивая потерпевшую К., сфальсифицировала протокол ее допроса в качестве потерпевшей от 27 ноября 2004 года, переписав в бланк установленного образца сведения, указанные К. в ее объяснении и расписалась от имени К. в соответствующих графах протокола.

Суд же, признавая М. виновной по ст. 303 ч. 2 УК РФ и не приводя в приговоре каких-либо обоснований несогласия с мотивом преступления, предъявленном М. органами следствия, в нарушение требований ст. 307 УПК РФ, описывая преступное деяние, совершенное М., не указал в приговоре о мотиве совершенного осужденной преступления.

Кроме того, описывая преступное деяние, совершенное М., в нарушение требований ст. 307 УПК РФ, суд в приговоре не указал и о цели, которую преследовала осужденная, составив протокол допроса потерпевшей, не допрашивая К., в который она точно перенесла с объяснения потерпевшей обстоятельства.

Из приговора также следует, что суд признал, что подпись от имени потерпевшей в протоколе допроса выполнена не М. (как было предъявлено ей обвинение вопреки выводам эксперта судебно-почерковедческой экспертизы), а «другим лицом».

При этом суд в приговоре не указал, при каких обстоятельствах и с какой целью «другое лицо» исполнило подпись от имени потерпевшей в протоколе допроса и какова в этом была роль М.

Установив, что М. не исполняла подпись в протоколе допроса за потерпевшую, суд не указал в приговоре, в чем заключалась фальсификация ею доказательства.

Видео (кликните для воспроизведения).

Субъективная сторона фальсификации доказательств предусматривает прямой умысел.

Из обстоятельств, установленных судом, как они изложены в приговоре, следует, что суд вообще не установил умысел М. на совершение преступления.

Таким образом, неустановление судом: мотива и цели совершения М. преступления, а также умысла на совершение ею фальсификации доказательств; неустановление обстоятельств, при которых в протоколе допроса потерпевшей К. подпись была выполнена от имени потерпевшей «другим лицом» и роли М. при этих обстоятельствах, свидетельствуют о неполном исследовании материалов дела, которое влияет на обоснованность принятого судом решение и которое не может быть признано законным и обоснованным.

Руководствуясь ст. 377 , 378 , 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Костромского областного суда от 26 апреля 2006 года в отношении М. отменить и дело производством прекратить, на основании ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ за отсутствием в ее деянии состава преступления.

Фальсификация протокола судебного заседания по уголовному делу

ЕСЛИ СУДЪЯ ЛЖЁТ

9-01-2014 | Раздел: Блоги » Виктор ВАСИЛЬЕВ | Опубликовал: svetlogor | Просмотров: 7754 | Комментарии (19)

Виктор ВАСИЛЬЕВ, кандидат юридических наук

Консультации, ведение гражданских дел – тел. 8 -9622-51-54-41

Протокол судебного заседания

В каждом судебном заседании суда первой инстанции должен вестись протокол. Статьи 228, 230 ГПК РФ гласят: «Протокол составляется в письменной форме. Для обеспечения полноты составления протокола суд может использовать стенографирование, средства аудиозаписи и иные технические средства».

Как видим, приведённые нормы права не обязывают суды общей юрисдикции вести аудиозапись судебного заседания, чем эти суды и пользуются повсеместно. Хотя аудиозапись должна стать основным средством фиксирования сведений о ходе судебного заседания, а также средством обеспечения открытости судебного разбирательства, депутаты Государственной думы РФ и иже с ними дружно закрывают глаза на столь явную кособокость российского процессуального закона.

Получается, достоверность записей в протоколе судебного заседания, от которой зависит многое (особенно если основными доказательствами по делу являются показания свидетелей), отдана на откуп конкретному судье и его секретарю.

Судьи бывают разными. Очень добросовестными, добросовестными и не очень. Попадаются и бесчестные. По этой причине рукотворные записи протокола суда общей юрисдикции могут быть неполными, содержать неточности, а подчас и умышленные искажения. Это всё, если не забывать, что протокол судебного заседания является доказательством, имеет принципиальное значение как для правильного разрешения дела в суде первой инстанции, так и для обжалования не удовлетворившего вас судебного вердикта.

В арбитражных судах, в отличие от судов общей юрисдикции, проблемы достоверности и полноты записей в протоколе не существует, поскольку, согласно ст.155 АПК РФ, «в ходе каждого судебного заседания арбитражного суда первой инстанции ведётся протоколирование с использованием средств аудиозаписи и составляется протокол в письменной форме». То есть, в арбитражном процессе аудиозапись обязательна.

ГПК РФ даёт право истцу и ответчику в условиях отсутствия аудиофиксации поставить под сомнение содержащиеся в протоколе сведения – каждый из них может подать на протокол свои замечания.

Если вы в течение 5 дней со дня подписания протокола замечаний на него не подали, то вышестоящий суд при рассмотрении вашей жалобы на судебное решение расценит факт отсутствия этих замечаний как ваше согласие со всеми записями в протоколе.

При нечестном судье толку от ваших замечаний на протокол – почти столько же, сколько от козла молока. Почему? Да потому что замечания эти, согласно ГПК РФ, рассматривает сам судья, подписавший ревизуемый вами протокол, а определение этого судьи по поводу ваших замечаний отдельному обжалованию не подлежит.

У меня всё записано!

Согласно ч.7 ст.10 ГПК РФ «лица, участвующие в деле, и граждане, присутствующие в открытом судебном заседании, имеют право в письменной форме, а также с помощью средств аудиозаписи фиксировать ход судебного разбирательства. Фотосъёмка, видеозапись, трансляция судебного заседания по радио и телевидению допускаются с разрешения суда».

Читайте так же:  Ответственность сторон в правилах внутреннего трудового распорядка

Таким образом, закон позволяет участвующим в деле лицам, а также присутствующим слушателям вести аудиозапись судебного процесса без разрешения судьи.

Спасёт ли вас от произвола нечестного судьи произведенная вами аудиозапись судебного заседания. Отчасти, да.

Пример из жизни

В судебном споре о разделе долговых обязательств между бывшими супругами Н. сторонами были заявлены ходатайства о допросах большого числа свидетелей, показания которых должны были стать определяющими при разрешении дела.

Мои естественные действия: заявил суду, что буду производить аудиозапись судебного заседания. Открыто разместил диктофон на видном месте стола между судьей и секретарём судебного заседания, беспрепятственно зафиксировал весь процесс судебной говорильни. Поскольку заключительное судебное заседание состоялось на следующий день, то для подготовки к выступлению в прениях пришлось плотно поработать с уадиозаписью, выстраивая позицию с учётом массива свидетельских показаний.

17 октября 2013 года судья Зеленоградского районного суда И.Г.Прокопьева огласила решение, на которое ни я, ни мой доверитель не рассчитывали.

[1]

Полученные через несколько дней мотивированный текст судебного вердикта, а также копия протокола судебного заседания подтвердили самые мрачные предположения: решение суда основано на недостоверном протоколе.

С таким огромным количеством неточностей, умолчаний и передёргиваний в судебных протоколах сталкиваться ещё не приходилось. Нетрудно догадаться, что все эти «огрехи» носили односторонний характер – не в пользу моего доверителя. Что позволяло сделать вывод о необъективности судьи и необоснованности судебного решения.

43 замечания на протокол судебного заседания, составленные мною на основе аудиозаписи, были рассмотрены И.Г.Прокопьевой с такой же решительностью, с какой В.И.Ленин расправлялся с контрреволюцией.

Из определения судьи от 28 октября 2013 года стороны узнали, что никакого заявления о намерении вести аудиозапись процесса судебного заседания я, оказывается, не делал. В данной связи логичным оказался итоговый судейский вывод: все 43 замечания были признаны несостоятельными. По Прокопьевой, получалось, что претензии к подписанному ею протоколу я измыслил. Примечательно, что внезапно поразившая служительницу Фемиды «амнезия» касалась не только «неправильных» ответов свидетелей на мои вопросы, но и вопросов самой судьи с «неправильными» ответами на них.

Справедливости ради замечу: подобный «плевок» в свою репутацию ранее я получал всего единожды, в остальном, судьи, как правило, достаточно объективно реагировали на поступившие претензии к протоколу.

Лет 5 назад судья одного из областных райсудов К. тоже прикинулась глухо-слепой. Вначале заявила, что без её разрешения производить аудиозапись нельзя, а когда я убедил представителя правосудия в обратном, открыто произвёл таковую запись и на её основе составил перечень замечаний на протокол судебного заседания, то в определении служительница калининградской Фемиды указала, что аудиофиксации я не производил. При этом судья К. часть замечаний признала объективными, что и отразила в судебном определении. Это позволило отменить решение суда первой инстанции в областном суде.

В нынешней ситуации «амнезия» оказалось более запущенной.

Остаётся надеяться на коллегию областного суда, которая может дать оценку решению судьи Прокопьевой с учётом замечаний на протокол судебного заседания. Ведь, согласно ст. 67 ГПК РФ, суд оценивает доказательства, в том числе, по своему внутреннему убеждению. То есть члены коллегии, с учётом иных доводов апелляционной жалобы, могут подвергнуть сомнению объективность отказа Прокопьевой признать достоверным хотя бы одно из 43 замечаний на продукт её «деятельности».

Как бороться с судебным произволом

Если у вас имеется информация о вольном обращении конкретного судьи с протоколами судебных заседаний, есть смысл воспользоваться ч. 2 ст. 230 ГПК РФ, согласно которой «лица, участвующие в деле, их представители вправе ходатайствовать об оглашении какой-либо части протокола, о внесении в протокол сведений об обстоятельствах, которые они считают существенными для дела». То есть – сделали заявление о том, что будете производить аудиозапись судебного заседания, тут же заявляйте судье ходатайство об оглашении таковой записи.

Такие же ходатайства заявляйте по ходу допроса свидетелей, давших, по вашему мнению, существенные показания.

Отсутствуют записи в протоколе – настаивайте на том, чтобы они были внесены. Судья отказывает – заявляйте судье отвод.

Всё это даст некоторый положительный эффект: во-первых, судья вынужден будет более объективно вести дело, во-вторых, на все ваши заявления и ходатайства судья прореагирует определениями, что станет предметом оценки вышестоящим судом, перед которым судья вряд ли захочет показаться деспотом и самодуром.

Во всяком случае, точно так я буду действовать, доведись ещё раз встретиться в судебном процессе с судьёй И.Г.Прокопьевой.

Обращаться по поводу фальсификации судьёй протокола судебного заседания в квалификационную коллегию судей бесполезно. «Вопрос не связан с поведением судьи, не отвечающим нормам судейской этики. Процессуальные действия судьи вы можете оспорить в суде второй инстанции» – такова суть отписок из этого органа судейского сообщества. С такой позицией квалификационной коллегии можно не соглашаться, признавать её защитой чести мундира, судейской корпоративностью и т.п., но такова данность, в которой всем нам приходится жить.

Попытки приобщить в качестве доказательства правоты своей позиции к материалам дела СD-диск с вашей уадиозаписью судебного заседания также обречены на неудачу. Суды первой и второй инстанций сплошь и рядом отказывают в таком приобщении, мотивируя это следующим обстоятельством.

Согласно ст.229 ГПК РФ, протокол судебного заседания должен отражать все существенные сведения о разбирательстве дела. При этом в соответствии со ст.230 ГПК РФ суд может использовать стенографирование, средства аудиозаписи и иные технические средства, что отражается в протоколе судебного заседания. Поскольку суд в судебном заседании не применял средства аудиозаписи, представленный заявителем СD-диск с аудиозаписью хода судебного заседания не может быть приобщён к делу, так как с позиции ст.71 ГПК РФ доказательством по делу он не является, и его следует возвратить заявителю. Такая безапелляционность, к сожалению, полностью соответствует позиции Верховного суда РФ, согласно которой доказательственное значение имеет лишь такая аудиозапись, которая получена в результате применения технических средств самим судом.

Получается, право гражданина на аудиозапись судебного заседания есть, но реализация этого права в целях противостояния нечистоплотному судье и установления истины гражданином практически неосуществима.

[3]

Приходится лишь уповать на суд второй инстанции, который, возможно, не оценит ваши замечания на протокол как наговор на честного судью или как избыточную детализацию протокола, не имеющую существенного значения.

Достучаться до «лидера нации»

Конечно же, нужна законодательная инициатива по внесению изменений в ГПК РФ. Субъектами таковой инициативы являются любой из калининградских владельцев мандатов Государственной думы и Совета Федерации, Калининградская областная дума, губернатор области.

Удосужится ли кто-либо из них отвлечься от своих вербальных потуг по улучшению политической системы страны с реформированием судебной системы и дать, наконец, путёвку в жизнь простенькому законопроекту.

А может быть, наши ведущие юристы государства в лице председателя правительства РФ Д.Медведева и президента РФ В.Путина обратят внимание на тот факт, что до сих пор неисполненным остаётся постановление правительства РФ от 21 сентября 2006 г. № 583 «О федеральной целевой программе «Развитие судебной системы России» на 2007-2012 годы»? Ведь в этой программе предусматривалось введение обязательной аудиозаписи судебного заседания, говорилось о её благотворном влиянии на скорость судопроизводства, соблюдение процессуальных норм, на корректность поведения участников процесса и число жалоб на протоколы судебных заседаний. Программа захлебнулась, несмотря на то, что в судах некоторых субъектов РФ введение цифровой аудиозаписи процессов «Фемида» зарекомендовало себя весьма положительно.

Читайте так же:  Решение единственного акционера не требует нотариального удостоверения

Достучимся ли мы когда-нибудь до «лидера нации» по столь простому и очевидному вопросу – покажет время.

Пока остаётся только пользоваться огрызком своих процессуальных прав, уповая на суд второй инстанции, да рассказывать о нечестном судье через СМИ. Ведь, согласно п.1.3 ст.19 Федерального закона от 14.03.2002 г. № 30-ФЗ «Об органах судейского сообщества», квалификационная коллегия судей субъекта РФ обязана «проводить проверки опубликованных в средствах массовой информации сведений о поведении судьи, не соответствующем требованиям, предъявляемым кодексом судейской этики, и подрывающем авторитет судебной власти, если заключение о рекомендации на должность судьи давалось этой коллегией». Возможно, получив информацию о фальсификации судьёй протокола судебного заседания через СМИ, региональные органы судейского сообщества признают-таки действия судьи противоречащими кодексу судейской этики и вредящими авторитету третьей ветви государственной власти?

Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

  • Актуальные темы:
  • Проблемы НКО
  • Мониторинг правоприменения
  • Экология
  • Мониторинг на выборах
  • Историческая память
  • Памяти наших коллег

Пресс-Центр

Рекомендации СПЧ по итогам выездного заседания в Республике Башкортостан

Рекомендации СПЧ по итогам выездного заседания в Иркутской области

Новости RSS

Пресса о Совете

Проблемы защиты прав человека при нарушениях, связанных с изготовлением протоколов судебных заседаний

15 января в Общественной Палате РФ состоялся круглый стол, посвященный проблемам нарушений прав граждан судами при изготовлении протоколов судебных заседаний. Тема мероприятия привлекла большое количество его участников. По итогам обсуждения были приняты нижеследующие рекомендации.

Действующая редакция УПК РФ:
— не содержит предписаний, требующих от суда изготовления протокола судебного заседания, строго соответствующего ходу судебного разбирательства. В таких условиях, у судей нет препятствий к безответственному изготовлению и даже фальсификации протокола судебного заседания;
— не позволяет участникам процесса обжаловать постановление судьи об отклонении замечаний на протокол судебного заседания до обжалования итогового судебного решения (ч. 2 ст. 389-2 УПК РФ);
— лишает судей вышестоящего суда возможности проверить обоснованность замечаний на протокол.

Роль протокола судебного заседания трудно переоценить, ведь он имеет важное доказательственное значение, способствует вынесению правильного, законного, обоснованного решения, а также возможности обжаловать судебный акт. Протокол судебного заседания — основной процессуальный документ, отражающий ход судебного заседания, процесс исследования доказательств по делу, и именно по нему проверяется законность и обоснованность приговора. Однако апелляционная инстанция фактически устранена от проверки законности изготовления самого протокола судебного заседания.

Фактически протокол судебного заседания является «зеркалом» судебного процесса. Существенные искажения протокола судебного заседания приводят к тому, что мы оказываемся в правовом «королевстве кривых зеркал».

Значение протокола судебного заседания состоит в том, что он:

— является письменным свидетельством непосредственности процесса;
— отражает основные действия суда и сторон в той последовательности, в которой они проходили в судебном заседании;
— дает возможность вышестоящим судебным инстанции проверить соблюдение процессуального порядка проведенного разбирательства и обоснованность вынесенного судебного решения;
— подтверждает соблюдение прав участников процесса, в особенности соблюдение прав подсудимого;
— выступает в качестве доказательства (ст. 83 УПК);

Основные нарушения прав человека, которые допускаются при изготовлении протоков судебного заседания, таковы:

— рассмотрение заявлений и жалоб на протокол судебного заседания заинтересованными лицами, а именно — самими судьями, председательствующими в судебном заседании, председателями судов, которые также зачастую заинтересованы в исходе дела; зачастую рассмотрение судьями жалоб на протокол судебного заседания превращается в рассмотрение жалоб на самих себя;
— несвоевременное изготовление, а зачастую и не изготовление протокола;
— невозможность своевременного ознакомления сторон с протоколом судебного заседания, предоставление такой возможности, когда существенные обстоятельства судебного процесса успели забыться;
— отсутствие возможности ознакомления с протоколами судебных заседаний поэтапно;
— отсутствие возможности принесения жалоб и замечаний на протоколы судебных заседаний, изготовленные по их итогам, пока свежи полнота, глубина и острота восприятия и запоминания существенных обстоятельств, выявленных в судебном заседании;
— отсутствие возможности у заинтересованных лиц вовремя получать информацию об изготовлении протокола;
— отсутствие реальных рычагов воздействия на лиц, ответственных за своевременное и качественное ведение протокола суда.

Особую тревогу правозащитников и адвокатов вызывает то, что все чаще протоколы судебных заседаний изготавливаются после вынесения судебного решения, что лишает стороны возможности сослаться на протокол судебного заседания в обоснование своей позиции в ходе процесса.

Протокол судебного заседания представляет собой важнейший процессуальный акт, в содержание которого входит подробное, целостное и полное отражение процедуры разбирательства в суде. Главными требованиями к протоколу судебного заседания является его достоверность и обеспечение своевременности доступа к нему.

В случае, если протокол в какой-либо его части не будет соответствовать требованиям УПК РФ, можно заявить ходатайство об исключении его из доказательств еще до окончания судебного разбирательства.
При этом, в п. 11 ч. 2 ст. 381 УПК РФ указано только одно связанное с протоколом судебного заседания безусловное основание для отмены или изменения судебного решения судом вышестоящей инстанции, а именно — отсутствие протокола судебного заседания. Таким образом, законодатель создает ситуацию, когда явная фальсификация протокола судебного заседания не влечет за собой отмену или изменение судебного акта. В судебной практике Верховного Суда РФ, приведенной в справочной системе «Консультант-Плюс», нет ни одного судебного решения, которым бы отменялся приговор в связи с составлением протокола судебного заседания, не соответствующего ходу судебного разбирательства.

Верховный Суд РФ выработал сомнительную правовую позицию, согласно которой любые жалобы сторон на незаконность постановления судьи по результатам рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания не удовлетворяются со стандартной формулировкой: «Замечания на протокол судебного заседания рассмотрены председательствующим судьей в соответствии с требованиями закона и вынесено обоснованное постановление».
Судья после вынесения судебного решения и изготовления протокола, подстроенного под это решение, уже не может объективно рассмотреть поданные замечания, поскольку является лицом, заинтересованным в оставлении замечаний без удовлетворения, кассационных жалоб и представлений — тоже без удовлетворения.
С учетом этого неудивительно, что рассмотрение судьей замечаний превращается в формальное мероприятие, а суды редко удостоверяют правильность поданных замечаний на протокол, и делают это тогда, когда замечания носят несущественный характер, т.е. не влияют на квалификацию либо доказанность вины, на констатацию смягчающих, исключительных смягчающих или отягчающих вину обстоятельств.

При этом действующий УПК предусматривает разный порядок фиксации показаний в ходе следствия и в суде. В соответствии со ч. 6 ст. 190 УПК РФ по окончании допроса протокол предъявляется допрашиваемому лицу для прочтения либо по его просьбе оглашается следователем, о чем в протоколе делается соответствующая отметка. А в соответствии со ст. 277, 278 УПК РФ допрос потерпевшего и свидетелей в суде не требует прочтения и подписания допрашиваемыми данных ими показаний.

Читайте так же:  Особенности правового статуса корпоративных некоммерческих организаций

Между тем, в Определение ВС РФ № 38-О07-25 отмечается: «Дело снято с кассационного рассмотрения и возвращено в суд в связи с нарушением судьей требований ч. 7 ст. 259 и ст. 260 УПК РФ о рассмотрении замечаний свидетелей на протокол судебного заседания… После ознакомления с протоколом судебного заседания свидетели принесли замечания на протокол. Председательствующий эти замечания не рассмотрел, а возвратил свидетелям, сославшись на то, что в соответствии со ст. 260 УПК РФ им не предоставлено право принесения замечаний на протокол судебного заседания. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ с таким выводом суда не согласилась. В силу ч.7 ст. 259 УПК РФ председательствующий вправе предоставить возможность ознакомления с протоколом и иным участникам судебного разбирательства по их ходатайству и в части, касающейся их показаний».

Статья 260 УПК РФ не предусматривает обязанности суда ознакомить сторону с результатами рассмотрения поданных ею замечаний на протокол, не предусматривает оглашения вынесенного постановления в судебном заседании.
При рассмотрении замечаний на протокол лица, их подавшие, могут не вызываться. Действующая законодательная процедура рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания не просто несовершенна — она порождает неизбежность наступления трудно устранимых или же вовсе неустранимых судебных ошибок.

В соответствии с ч. 2 ст. 260 УПК РФ замечания на протокол рассматриваются председательствующим незамедлительно. В необходимых случаях председательствующий вправе вызвать лиц, подавших замечания, для уточнения их содержания.
Очевидным недостатком действующего процессуального закона является то, что заинтересованному суду, вынесшему приговор, дано право определять, в каких случаях следует вызвать лиц, подавших замечания, а в каких — нет. На практике суды очень редко вызывают лиц, подавших замечания, в судебное заседание, поскольку не видят в этом никакого смысла — судьба замечаний судьей уже предрешена.
О результатах рассмотрения замечаний на протокол сторона не узнает. Если суд не вызывает сторону, подавшую замечания на протокол судебного заседания, то, соответственно, эта сторона не будет присутствовать при оглашении вынесенного постановления. УПК РФ также не предусматривает извещения стороны о принятом решении.
Такой правоприменительный подход ущемляет право граждан на обжалование процессуальных решений суда, предусмотренное ч. 1 ст. 19 УПК РФ, в частности право на обжалование вынесенного постановления вместе с приговором в кассационной инстанции.

Единственной возможностью получить 100%-но достоверный протокол судебного заседания является более широкое применение аудио- и видеозаписи.
Однако в настоящее время далеко не все суды оснащены комплексом аудиопротоколирования «Фемида», а в тех судах, которые оснащены, комплексы установлены в 1-2 залах суда. При этом, эти комплексы либо не работают, либо установлены в залах суда, не используемых для осуществления судопроизводства.
Разрешение на видеозапись судебного заседания нужно получать у судьи (ч. 5 ст. 241 УПК РФ), и, как показывает практика, подобное решение не дается.

В условиях отсутствия аудиопротоколирования и невозможности видеопротоколирования сторона защиты фактически лишается возможности получить достоверный протокол судебного заседания и становится заложницей совести и компетентности судьи.

Представляется неправильным постановка вопроса о введении видеозаписи судебного заседания вместо аудиозаписи, так как в отличие от аудиозаписи видеозапись легко перемонтировать. Не имеется препятствий для ведения судебной аудиозаписи протоколов судебных заседаний, так как по данным Судебного Департамента при Верховном Суде РФ 74 % залов судебного заседания на 2015 год были укомплектованы системами аудиозаписи.

Интересным представляется соответствующий зарубежный опыт. Так, например, в Новой Зеландии используется система под названием «Агрегатор», в которой производится запись как любого судебного заседания, так и любого приема гражданина чиновником. Данные Агрегатора общедоступны для всех заинтересованных лиц. Уклонение чиновников или судей от записи на Агрегаторе влечет их увольнение от должности. В судах Германии применяется норма, когда судья после допроса лица уточняет смысл того, что это лицо сказало, и если допрашиваемое лицо не подтверждает правильность изложения его мыслей, то соответствующая запись стирается.

В связи с изложенным, участники круглого стола считают необходимым:

1) Просить Президента Российской Федерации внести в Государственную Думу проект закона о внесении изменений и дополнений в УПК РФ в части обязательной аудиозаписи судебного заседания, разработанный членом СПЧ Ю.А. Костановым.

2) Признать ситуацию с изготовлением протоколов судебных заседаний в судах Москвы и ряда иных регионов страны крайне неудовлетворительной, создающей условия для неограниченной фальсификации протоколов судебных заседаний.

3) Предоставить прокурорам субъектов Российской Федерации право на осуществление надзора за соблюдением сроков изготовления протоколов судебных заседаний по всем категориям дел, а Общественным наблюдательным комиссиям — право общественного контроля за соблюдением сроков изготовления протоколов судебных заседаний в отношении лиц, содержащихся под стражей.

4) Ввести в УПК РФ, ГПК РФ, АПК РФ, КАС России нормы об обязательном аудиопротоколировании судебного заседания с распечаткой машинной стенограммы, приобщаемой вместе с аудиопротоколом к протоколу судебного заседания.

6) При отсутствии аудиозаписи в судебном заседании, участники уголовного судопроизводства, чьи показания, по мнению сторон, отражены в протоколе неверно, должны вызываться в суд для участия в рассмотрении замечаний на протокол. В случае, если допрошенное лицо не согласится с записями его показаний в протоколе и подтвердит обоснованность замечаний стороны, суд с учетом совокупности доказательств должен удостоверить правильность таких замечаний.

7) Право на представление замечаний на протокол в части отражения данных им показаний должно иметь и любое допрошенное в судебном заседании лицо.
8) Судебному департаменту при ВАС РФ разработать ведомственный нормативный акт, обеспечивающий дублирование и хранения аудиозаписей судебного заседания.

Видео (кликните для воспроизведения).

9) В КоАП РФ предусмотреть:
— обязательное ведение протокола судебного заседания и аудиозаписи судебного процесса по делам об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 18.8 и ст. 18.1КоАП РФ;
— ведение протокола судебного заседания по делам, наказание по которым предусматривает административный арест или штраф в размере более 100 тыс. руб. по просьбе лица, привлеченного к административной ответственности

Источники


  1. Неосновательное обогащение. Судебная практика и образцы документов. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2014. — 375 c.

  2. Рыжаков, А. П. Защитник в уголовном процессе / А.П. Рыжаков. — М.: Экзамен, 2016. — 480 c.

  3. Ивин, А.А. Логика для юристов; М.: Гардарики, 2011. — 288 c.
  4. Экзамен на звание адвоката. Учебно-практическое пособие. В 2 томах (комплект); Юрайт — М., 2014. — 885 c.
  5. Беляева, О. М. Актуальные проблемы теории государства и права. Практикум / О.М. Беляева. — М.: Феникс, 2015. — 448 c.
Фальсификация протокола судебного заседания по уголовному делу
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here